Полковник С.Е. ТАРАЗЕВИЧ,

кандидат технических наук

 

АННОТАЦИЯ. В кратком историческом очерке о судьбе 4 ЦНИИ Минобороны России рассматриваются исторические аспекты от периода зарождения научно-исследовательских работ по межконтинентальным баллистическим ракетам до современного состояния и актуальных задач, которые он успешно решает.

SUMMARY. The brief historical essay about the fate of the 4th CRI of the MinDef of Russia examines historical aspects from the period of inception of research work on intercontinental ballistic missiles to the modern state and actual tasks, which are successfully solved.

СРЕДИ порожденных Второй мировой войной новых средств вооруженной борьбы особое место занимают управляемые баллистические ракеты дальнего действия. Их появление явилось результатом качественного скачка в развитии известных много десятилетий ракет различного назначения. Это связано в первую очередь с созданием автоматических бортовых систем управления полетом ракет, а также жидкостных ракетных двигателей относительно большой тяги. В сочетании с ядерными боезарядами баллистические ракеты стали самым грозным оружием современности, они же явились основой для создания космических ракет-носителей.

Имевшиеся в нашей стране наработки в области ракетной техники, научные и инженерно-технические кадры, опыт организации разработки и производства современного вооружения позволили в сочетании с полученными после Победы в Великой Отечественной войне материалами по немецкой ракете ФАУ­2 и другой ракетной технике в короткие сроки создать собственные образцы баллистических ракет дальнего действия, заложить фундамент научно-производственной базы ракетостроения.

13 мая 1946 года вышло Постановление Совета Министров СССР № 1017/419/сс «Вопросы реактивного вооружения», положившее начало созданию ракетно-космической отрасли. Постановление предписывало образовать специализированные органы управления, а также учреждения, организации и воинские части для проведения научных исследований, разработки, производства и испытаний ракетной техники. Во исполнение этого Постановления был издан Приказ Министра Вооруженных Сил СССР от 24 мая 1946 года № 007, в соответствии с которым сформирован Научно-исследовательский реактивный институт Главного артиллерийского управления (ГАУ) № 4. До 1959 года НИИ­4 последовательно находился в подчинении ГАУ, затем Академии артиллерийских наук и Управления заместителя командующего артиллерией.

В первые годы существования института научные исследования в нем проводились по всему спектру создаваемых баллистических и крылатых ракет. Постепенно результаты научных исследований по оперативно-тактическим и тактическим ракетам вместе с соответствующей тематикой были переданы в другие научно-исследовательские организации.

По баллистическим ракетам дальнего действия исследования были ориентированы на формирование и сравнительный анализ различных компоновочных схем ракет, оценку достижимых уровней и обоснование направлений улучшения характеристик ракет и их составных частей, пусковых установок, разработку вопросов теории полета ракет.

Результаты исследования по компоновочным схемам ракет дальнего действия, проводимые под руководством М.К. Тихонравова, убедительно доказали возможности создания межконтинентальных баллистических ракет (МБР) на существующей технологической базе разрабатываемых одноступенчатых ракет, собранных в «пакет», а также создания искусственного спутника Земли (ИСЗ), его запуска на орбиту и спуска на землю. Основополагающие результаты этих исследований были использованы ОКБ­1, руководимым С.П. Королевым, при эскизном проектировании первой отечественной МБР Р­7 и первого ИСЗ.

В период разработки первых баллистических ракет стратегического назначения (1954—1959) решением Правительства НИИ­4 с 1955 года был определен головной организацией по созданию полигонного измерительного комплекса. Средства траекторных измерений, телеметрии и аппаратуры системы единого времени разрабатывались по техническим заданиям института. В этот же период в нем был проведен большой комплекс работ по обоснованию состава и размещения средств наземного командно-измерительного комплекса (КИК) для испытаний ракетно-космической техники и управления космическими аппаратами. В этих же целях в 1957 году при НИИ­4 был создан Координационно-вычислительный центр — прообраз нынешнего Центра управления полетами космических аппаратов.

Институт совместно с рядом проектных организаций спроектировал, оборудовал и сформировал наземный КИК в составе 13 отдельных научно-измерительных пунктов, расположенных по всей территории страны. В последующем НИИ­4 был головным исполнителем работ по морскому компоненту КИК и созданию полигонного измерительного комплекса (ПИК) для 53­го Научно-исследовательского испытательного полигона (НИИП) Минобороны (ныне 1­й Государственный испытательный космодром).

За значительный вклад в создание первой межконтинентальной баллистической ракеты, полигонного измерительного и командно-измерительного комплексов НИИ­4 в декабре 1957 года был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Создание первой в практике отечественного ракетостроения МБР с автономной системой управления и последовательным разделением ступеней Р­16 поставило сложные научно-технические задачи по модернизации уже существовавшего полигонного измерительного комплекса. Решением руководства страны НИИ­4 в мае 1959 года опять был определен головной организацией по модернизации ПИК. Специалистами НИИ­4 с учетом ранее полученного опыта в тесном сотрудничестве с полигоном и организациями промышленности в короткие сроки был проведен большой объем работ по коренной модернизации ПИК к моменту начала (1960) летных испытаний межконтинентальной баллистической ракеты Р­16.

Созданию этой МБР способствовали проводимые в институте исследования динамики полета ракет. Они осуществлялись с использованием стендов аналогового моделирования, разрабатываемых и изготавливаемых на экспериментальном заводе института. Была создана практически завершенная теория, позволившая объяснять динамические особенности поведения ракет с жидким наполнением в полете, показана возможность технической реализации автономной системы управления МБР, и в качестве соисполнителя опытно-конструкторских работ (ОКР) принято активное участие в создании первой такой системы управления.

В институте продолжились исследования по баллистическому проектированию перспективных, в том числе твердотопливных ракет, обоснованию их конструктивно-баллистических характеристик и энергетических возможностей. Результаты данных исследований позволили к началу 1960­х годов сформировать тактико-технические требования (ТТТ) Минобороны на создание первой твердотопливной межконтинентальной ракеты РТ­2.

С принятием на вооружение баллистических ракет средней, а затем межконтинентальной дальности, оснащенных ядерными боезарядами и способными решать стратегические задачи, в институте развернулись исследования вопросов боевого применения данных ракет. Были разработаны рекомендации по планированию стрельбы ракетами большой дальности и оценке результатов, начали внедряться методы математического моделирования боевых действий.

Образование Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) в 1959 году и включение института в состав этого нового вида Вооруженных Сил СССР поставило перед НИИ­4 необходимость решения новых задач. Так, институтом под руководством командования РВСН и во взаимодействии с войсками, полигонами и организациями промышленности были разработаны основные положения по организации и несению боевого дежурства. Первые опыты несения боевого дежурства в войсках показали, что использование существующих средств связи не соответствует все возрастающим требованиям к боевому управлению РВСН. Перед институтом была поставлена задача улучшения оперативно-тактических характеристик системы боевого управления РВСН. Сотрудниками НИИ­4 впервые в стране была выдвинута идея создания системы автоматизированного управления войсками и предложены принципы ее построения. Поскольку на то время в промышленности не имелось опыта создания больших автоматизированных систем управления (АСУ) военного назначения, институт разработал и изготовил на своем экспериментальном заводе макеты образцов звеньев автоматизированной системы боевого управления и провел их испытания в войсках на реальных линиях связи. По итогам этих экспериментов правительством страны было принято решение о создании автоматизированной системы управления РВСН и назначении института головной организацией по системе связи для создаваемой АСУ.

Традиционные исследования в области баллистических ракет и ракетных комплексов в целом в этот период связаны прежде всего с научным сопровождением разработки и принятием на вооружение ракетных комплексов второго поколения. Особую актуальность приобрели исследования стойкости ракет и шахтных пусковых установок к поражающим факторам ядерного взрыва. Институт руководил проведением крупномасштабных натурных экспериментов по проверке фактической защищенности шахтных пусковых установок (ШПУ) с новыми межконтинентальными баллистическими ракетами Р­36.

Исследования по обоснованию перспектив развития ракетного вооружения стали приобретать более системный характер, соответствующий масштабу задач, стоящих перед новым видом Вооруженных Сил. Начали активно развиваться методы исследования боевой эффективности на основе математического моделирования на ЭВМ. Были разработаны и внедрены в практику исследований методы и методики оценки технико-экономических показателей ракетных комплексов, прогнозирования затрат на развитие группировки РВСН.

Все это составило методическую основу военно-экономических исследований перспектив развития вооружения с использованием критерия «эффективность—стоимость».

С 1962 года институт приступил к комплексным исследованиям в области космического вооружения. Были обоснованы оперативно-тактические задачи космических средств и технические возможности их решения. Итогом этой работы стал проект системы космического вооружения, утвержденный министром обороны в 1964 году и принятый для реализации промышленностью. К 1968 году исследования по космической тематике расширились настолько, что было принято решение на базе трех управлений НИИ­4, занимавшихся преимущественно этой тематикой, создать его филиал, который послужил основой для формирования в 1972 году 50­го Центрального научно-исследовательского института космических средств.

Для научного обоснования наиболее эффективных путей развития стратегических ядерных сил правительством страны в 1965 году задана межвидовая комплексная НИР, головными исполнителями которой по разделу РВСН определены: от Минобороны СССР — НИИ­4, от промышленности — Центральный научно-исследовательский институт машиностроения (ЦНИИМаш). Исследования по этой НИР продолжались до 1969 года и заложили концептуальные основы создания ракетных комплексов третьего поколения с высоким уровнем боевых и эксплуатационных характеристик (комплексы с ракетами Р­36М, УР­100Н и МР–УР­100).

В это же время институтом была обоснована необходимость создания подвижных ракетных комплексов стратегического назначения, способных противостоять высокоточным перспективным МБР США и ядерным средствам нападения, размещенным в Европе.

В период от достижения ракетно-ядерного паритета с США и до распада СССР (1973—1991) основные усилия института направлены на научное обеспечение поиска и реализации путей удержания достигнутого паритета.

В начале 1970­х годов в ответ на попытку руководства США вновь добиться стратегического превосходства за счет создания новых высокоточных стратегических ракет с разделяющимися головными частями институтом совместно с органами военного управления и предприятиями промышленности обоснованы направления совершенствования ракетных комплексов стратегического назначения за счет оснащения МБР разделяющимися головными частями с боевыми блоками индивидуального наведения, повышения защищенности шахтных пусковых установок от поражающих факторов ядерного взрыва, применения бортовых цифровых вычислительных машин в системах управления ракет, а также создания более совершенных средств преодоления противоракетной обороны.

Все эти направления включены в ТТТ Минобороны и реализованы в ракетных комплексах третьего поколения.

В 1976 году за большие заслуги в развитии ракетного вооружения и в связи с 30­летием институт награжден орденом Октябрьской революции.

Ограничения Договора ОСВ­1 на количество МБР предопределили также необходимость совершенствования группировки ракет средней дальности (РСД) для обеспечения ядерного сдерживания на Европейском и Азиатском континентах. Институт принимал самое непосредственное участие в работах по созданию и последующей модернизации подвижного грунтового ракетного комплекса с ракетой средней дальности «Пионер».

В результате предпринятых усилий уже к концу 1970­х годов отставание СССР от США по количеству ядерных боезарядов на стратегических носителях стало резко сокращаться, что создало условия для заключения в 1979 году между СССР и США Договора ОСВ­2 об ограничении стратегических вооружений. Для выработки предложений по параметрам этого договора в институте впервые создана межведомственная группа в составе ученых из головных научно-исследовательских институтов РВСН, ВМФ, ВВС, представителей Генерального штаба и промышленности. Эта же межведомственная группа разрабатывала предложения по направлениям дальнейших договорных ограничений и по рациональному составу и вариантам развития стратегических ядерных сил (СЯС).

В этот период в институте на основе системного подхода разрабатывается общая методология и комплекс методик (моделей) обоснования программы вооружения и Основных направлений развития ВВТ РВСН. При этом углубленно прорабатывались вопросы живучести группировки РВСН в условиях воздействия ядерным и обычным оружием, стойкости вооружения к поражающим факторам ядерного взрыва. В условиях высокой загрузки предприятий оборонной промышленности разработкой и производством новых, более сложных ракетных комплексов необходимо проводить оценку технико-экономической реализуемости предлагаемых вариантов развития системы вооружения РВСН.

Для повышения эффективности ответных действий РВСН в условиях договорных ограничений институтом обоснована необходимость создания полноценной мобильной наземной ракетной группировки с межконтинентальными баллистическими ракетами. В развитие этого направления им на рубеже 1970—1980­х годов разработаны тактико-технические требования к боевому железнодорожному ракетному комплексу с универсальной по типу базирования твердотопливной МБР (РТ­23УТТХ), которая размещалась и в ШПУ, и на железнодорожной платформе, также рассматривался вариант ее размещения на автоматизированной пусковой установке подвижного грунтового ракетного комплекса (ПГРК) «Тополь». При обосновании этих требований институтом решались новые научные задачи, связанные с поиском характеристик ракет, не только оптимальных по критерию «эффективность—стоимость—реализуемость», но и удовлетворяющих жестким договорным ограничениям. Большая работа проведена также по выбору и обоснованию объема дооборудования позиционных районов для размещения железнодорожных и подвижных грунтовых ракетных комплексов, созданию унифицированной автоматизированной системы охраны и обороны объектов РВСН с большим периметром охраняемой территории.

Учитывая существенные неопределенности в прогнозах развития оперативно-стратегической обстановки, возможного развертывания в США эшелонированной системы ПРО, институт начал исследования по созданию научно-технического задела и формированию тактико-технических требований к ракетным комплексам (РК) нового поколения с ракетами, способными преодолевать космические и наземные эшелоны противоракетной обороны (ПРО). Полученные наработки легли в основу тактико-технических требований к новым РК подвижного грунтового и стационарного видов базирования, заданным к разработке во второй половине 1980­х годов.

В начале 1980­х годов создание МБР с терминальным методом наведения привело к новому скачку в развитии методов баллистического обеспечения пусков ракет. Возникла проблема контроля правильности функционирования программ расчета полетных заданий (ПЗ) на пусковой установке. В институте были созданы моделирующие комплексы, позволяющие моделировать расчет ПЗ на пусковой установке и полет ракеты в соответствии с ним. Начали создаваться программно-аппаратные комплексы подготовки данных боевого применения.

В период от распада СССР до первой масштабной реформы института (1992—1997) основные его усилия были направлены на научное обеспечение поиска и реализации путей сохранения потенциала РВСН в сложных условиях становления Российской Федерации и ее Вооруженных Сил. Эти условия определялись тем, что значительная часть предприятий, выполнявших заказы РВСН, а также ряд ракетных соединений и частей оказались за пределами России, российские предприятия оборонного промышленного комплекса поразил тяжелый и затяжной кризис. В результате анализа указанных условий и ряда других факторов институтом во взаимодействии с организациями оборонной промышленности в качестве целесообразных путей сохранения и развития группировки РВСН были рекомендованы:

предельно возможное продление сроков эксплуатации ракетных комплексов, находящихся на боевом дежурстве;

концентрация имеющихся ресурсов на своевременном создании и развертывании единственного ракетного комплекса «Тополь-М» стационарного и мобильного базирования;

создание опережающего научно-технического задела для парирования возможных прорывов потенциальных противников в создании стратегических средств вооруженной борьбы.

Исследования в области совершенствования системы эксплуатации находящихся на вооружении ракетных комплексов, став приоритетными, внесли весомый вклад в уникальный результат — достижение к настоящему времени сроков эксплуатации ракетных комплексов РВСН, превышающих в 2,5—3,5 раза первоначально установленные гарантийные сроки.

И все же основной системной задачей института являлось обоснование предложений по составу и путям создания перспективной группировки РВСН, которые легли тогда в основу Концепции строительства РВСН до 2005 года.

Обоснование направлений развития группировки РВСН в рассматриваемый период резко усложнилось в связи с существенными неопределенностями военно-политического и экономического характера. При этом центральной задачей развития группировки РВСН являлось создание РК «Тополь-М», развертывание которого в стационарном и подвижном вариантах позволяло создать устойчивое «ядро» группировки РВСН, обеспечивающее ее необходимую эффективность в любых прогнозируемых условиях.

В рамках военно-научного сопровождения разработки РК «Тополь-М» институт решал или принимал активное участие в решении многих новых научно-технических и организационных задач. К их числу можно отнести разработку институтом параметрического метода оценки основных летно-технических характеристик (ОЛТХ) ракет, что позволило получать достоверные оценки ОЛТХ ракет по ограниченному количеству испытательных пусков.

Надо отметить, что создание РК «Тополь-М» проходило в условиях реальной угрозы развертывания США эшелонированной системы ПРО и это предопределило необходимость разработки самых современных средств преодоления ПРО.

Институт занимал лидирующие позиции в разработке методического обеспечения испытаний и оценки эффективности средств преодоления ПРО, являлся инициатором всех ОКР по развитию экспериментально-измерительной базы полигонов для отработки боевого оснащения ракет.

В начале 1990­х годов специалисты 4­го ЦНИИ первыми в стране обратили внимание на необходимость исследования новой проблемы — безопасности программного обеспечения ракетного оружия стратегического назначения. Сначала эти исследования проводились в инициативном порядке, а с 1995 года — на плановой основе.

Период от первой до второй масштабной реформы института (1997—2009) характеризовался значительным расширением области его исследований и отражал изменения в структуре Вооруженных Сил России. В 1997 году в состав РВСН включены Военно-космические силы и Войска ракетно-космической обороны, а в состав 4­го ЦНИИ — 50­й и 45­й ЦНИИ, проводившие исследования в интересах этих родов войск.

Объединение трех научно-исследовательских учреждений сопровождалось сокращением на треть количества их структурных подразделений и численности сотрудников. При этом объем решаемых объединенным институтом задач вобрал в себя все основные научные задачи каждого самостоятельного учреждения. Кроме того, на объединенный 4­й ЦНИИ в соответствии с директивой Министра обороны России возложены функции головной научно-исследовательской организации по обоснованию перспектив развития вооружения стратегических ядерных сил Российской Федерации.

Научные работы выполнялись по заказам РВСН, Космических войск, управления начальника вооружения Минобороны России (в части СЯС в целом), ВМФ (в части ракетных комплексов с баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ)).

В рассматриваемый период острейшей задачей стал поиск комплекса мероприятий поддержания требуемого боевого состава группировки СЯС, устойчивого к возможным изменениям военно-политических и экономических условий.

Большой объем работ выполнен институтом по обоснованию и военно-научному сопровождению создания нового корабельного ракетного комплекса «Булава­30» с твердотопливной БРПЛ Р­30. На базе 4­го ЦНИИ в 1997—1998 годах был проведен конкурс аванпроектов этого ракетного комплекса, разработаны тактико-технические задания (ТТЗ) Минобороны Российской Федерации и основные программные документы по его созданию.

В силу большого количества заложенных в комплекс новых технических решений в ходе государственных летных испытаний комплекса успешные пуски чередовались с аварийными, что воспринималось органами военного управления весьма драматично, особенно при сравнении с беспрецедентно низким уровнем аварийности испытаний РК «Тополь-М» (только один аварийный пуск). Руководство Института, как правило, возглавляло аварийные комиссии, к работе в составе которых привлекалось большое количество сотрудников 4­го ЦНИИ.

В наземной группировке СЯС в связи с изменениями в договорных ограничениях появилась возможность существенно улучшить военно-экономические показатели строительства РВСН и обеспечить гарантированное поддержание количественного состава перспективной группировки СЯС на заданном уровне за счет переоснащения МБР ракетного комплекса «Тополь-М» разделяющимися головными частями. Для этого 4­й ЦНИИ совместно с Московским институтом теплотехники проанализировали технические проблемы, связанные с реализацией такой возможности, и разработали проект ТТЗ Минобороны России на ОКР «Ярс» по соответствующей модернизации РК «Тополь-М».

Научное обеспечение развития Космических войск (КВ) в рассматриваемый период 4­м ЦНИИ проводилось по всем направлениям строительства этого рода войск. Системные исследования направлены на оптимизацию состава космических систем и средств и определение приоритетных направлений их развития по критерию «эффективность—стоимость—реализуемость». Были определены цели и задачи космических комплексов и систем, сил и средств ракетно-космической обороны, получены оценки их вклада в повышение эффективности стратегических операций.

Институтом разработаны более десяти проектов ТТЗ на НИОКР по созданию модернизированных и новых космических комплексов и систем военного назначения. Разработка этих документов базировалась на результатах комплексных исследований 4­го ЦНИИ совместно с другими видовыми НИИ Минобороны по количественной оценке потребностей видов и родов войск Вооруженных Сил России в обеспечении их деятельности космическими комплексами и системами различного целевого назначения.

Институтом разработаны основные положения Стратегии развития средств выведения космических аппаратов и наземной космической инфраструктуры, утвержденной Министром обороны России и руководителем Роскосмоса. Специалистами института в области двигательных и энергетических установок космических средств выведения разработаны утвержденная руководством Федерального космического агентства и Космических войск Межвидовая целевая программа по совершенствованию и развитию двигательных установок ракетно-космической техники на период до 2010 года и одобренная Постановлением Правительства Российской Федерации Концепция развития космической ядерной энергетики в России.

При активном участии сотрудников института подготовлена, обоснована и утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации целевая программа по космической навигационной системе (КНС) ГЛОНАСС, направленная на создание новых космических аппаратов с улучшенными характеристиками, развертывание орбитальной группировки штатного состава, модернизацию средств наземной инфраструктуры системы. Институт являлся головной организацией по решению проблем эфемеридного обеспечения КНС ГЛОНАСС. предложен нетрадиционный путь обеспечения точности эфемеридного обеспечения, основанный на разработанной теории построения согласующих моделей движения КА и методах высокоточного определения орбит с уточнением фундаментальных постоянных. Созданный на этой основе комплекс программного обеспечения внедрен в Центр управления системы ГЛОНАСС, что позволило в несколько раз повысить точность обсервации потребителей и достичь паритета с системой НАВСТАР.

Военно-научное сопровождение создания и применения систем и средств ракетно-космической обороны проводилось сотрудниками Научно-исследовательского центра РКО 4­го ЦНИИ. Подавляющая часть научных исследований рассматриваемого периода связана с проблемами продления сроков эксплуатации стоящих на боевом дежурстве систем и средств ракетно-космической обороны, их поэтапной модернизации на основе технологий высокой заводской готовности и переоснащения перспективной вычислительной техникой, создания, испытаний и ввода в состав войск (вначале РВСН, а затем КВ) новых систем и средств ракетно-космической обороны в жестких условиях финансовых и ресурсных ограничений. Сотрудниками Центра разработаны: программно-методическое обеспечение для проведения государственных испытаний систем и средств РКО, другие документы, необходимые для ввода средств систем РКО в боевую эксплуатацию.

Многолетний опыт 4­го ЦНИИ по созданию автоматизированных систем охраны стратегически важных объектов позволил поднять на новый уровень вопросы создания автоматизированных систем охраны объектов РКО, особенно объектов ПРО.

На базе Научно-исследовательского центра успешно проведены совместные российско-американские командно-штабные учения по ПРО на ТВД, а также на ТВД в формате Россия — НАТО.

Накопленный 4­м ЦНИИ положительный опыт научного обоснования системы технического обеспечения РВСН полностью внедрен во вновь создаваемую систему технического обеспечения Космических войск. При непосредственном и лидирующем участии сотрудников института разработаны основополагающие документы по эксплуатации вооружения, техническому обеспечению боевых действий, системе информации о техническом состоянии, испытаниях и эксплуатации ВВТ КВ, которые выдержали практическую апробацию в войсках, получили положительную оценку органов военного управления и заложили фундамент успешно функционирующей системы технического обеспечения Космических войск.

В ноябре 2009 года началась очередная масштабная реформа 4­го ЦНИИ. Вдвое сокращена численность личного состава института, научно-исследовательский центр РКО передан в подчинение Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского.

Продолжение реформ последовало уже через два месяца (в феврале 2010 года) и ознаменовалось полным сокращением в штате института должностей военнослужащих. Часть уволенных офицеров продолжила работу в нем на должностях гражданского персонала, остальные ушли в другие организации. При этом объем стоящих перед институтом задач практически сохранился прежним. Для руководства и сотрудников института наступил, пожалуй, самый трудный в его истории период. Только провели перегруппировку оставшихся научных и обеспечивающих сил на приоритетные направления исследований и повседневной жизнедеятельности, как в марте—октябре того же года очередной этап реформирования привел к переподчинению 4­го ЦНИИ Военно-научному комитету Вооруженных Сил Российской Федерации, включению в его состав в качестве научно-исследовательских центров шести ранее самостоятельных научно-исследовательских организаций Минобороны.

В новой организационно-штатной структуре научные подразделения собственно 4­го ЦНИИ были выделены в Научно-исследовательский центр ракетно-космических систем (НИЦ РКС). Задачи, возлагаемые на объединенный институт, охватывали практически все, решавшиеся ранее вошедшими в состав 4­го ЦНИИ институтами. В такой структуре 4­й ЦНИИ просуществовал до апреля 2014 года.

За весьма короткий период институтом выполнен большой объем научно-исследовательских работ по заказу ВНК ВС РФ, ВВС, ВМФ, РВСН, КВ (в последующем — Войск воздушно-космической обороны (ВКО)), а также работ по военно-научному сопровождению создания и модернизации образцов ВВТ по номенклатуре указанных видов и родов войск ВС РФ.

Созданный в 2010 году интегрированный 4­й ЦНИИ стал уникальной научно-исследовательской организацией, тематика исследований которой охватывала все силы и средства Вооруженных Сил Российской Федерации, действующие в воздушной и космической сферах. Однако организационно-штатная структура института, особенно его подразделений управления и обеспечения, не соответствовала масштабам (подразделения института дислоцировались на 13 разобщенных площадках в восьми регионах страны) и разнообразию тематики исследований. Не предприняты никакие шаги по оптимизации дислокации подразделений института. Более того, в 2012 году уже делались попытки новой крупной реорганизации института путем переподчинения части его НИЦ различным вузам Минобороны России. В 2013 году институт оказался фактически в тройном подчинении. Собственно институт и один из его центров (НИЦ РКС) подчинены РВСН, три его центра — ВВС, два — Войскам ВКО.

Такая ненормальная ситуация длилась до начала 2014 года, когда институт окончательно дезинтегрировали. В апреле 2014 года из штатной структуры 4­го ЦНИИ были выведены все научно-исследовательские центры.

Центры авиационного профиля включены во вновь образованный ЦНИИ ВВС, научно-исследовательские центры ПВО, РКО и два управления НИЦ РКС — в новый ЦНИИ Войск ВКО.

В 4­ом ЦНИИ остались подразделения, ведущие исследования по тематике РВСН и РК с БРПЛ. Институт возвращен в состав РВСН. Командование и коллектив 4­го ЦНИИ, продолжая плановые исследования по ракетной тематике, приступили к решению первоочередных организационных задач по восстановлению системы вертикального и горизонтального информационного взаимодействия руководства и научных подразделений института с органами военного управления РВСН. В короткие сроки осуществлено приведение направлений научных исследований института в соответствие с научно-техническими и организационными задачами РВСН, решаемыми в ходе поддержания боевой готовности и строительства войск.

В рамках планирования деятельности института на период до 2020 года обоснованы предложения по поэтапному приведению организационно-штатной структуры института в соответствие с объемом и сложностью перспективных научных задач, обновлению кадрового состава и повышению доли военнослужащих в общей численности института, повышению мотивации труда научных сотрудников, восстановлению и обновлению на 70—80 % материальной и лабораторно-экспериментальной базы института, обеспечивающей проведение научных исследований и повседневной жизнедеятельности в соответствии с современными требованиями.

Хочется верить, что почти двадцатилетний цикл преобразований, переподчинений, сокращений института и связанная с этим деградация его научного потенциала завершились. Сохранилось его предназначение. Сохранилось историческое, теперь широкоизвестное наименование — 4­й Центральный научно-исследовательский орденов Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени институт. Сохранился костяк коллектива, в составе которого трудятся 30 докторов и около 200 кандидатов наук.

Встречая 70­летие, коллектив института с оптимизмом смотрит в будущее, продолжая напряженно работать над решением актуальных научных задач в обеспечении поддержания на требуемом уровне боевых возможностей РВСН и СЯС в целом.

Предыдущая запись

Следующая запись