Боевое применение войск радиоэлектронной борьбы как составная часть оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Генерал-майор Ю.И. ЛАСТОЧКИН

Полковник в отставке Ю.Л. КОЗИРАЦКИЙ, доктор технических наук

Полковник в отставке Ю.Е. ДОНСКОВ, доктор военных наук

Полковник А.Л. МОРАРЕСКУ, кандидат военных наук

 

АННОТАЦИЯ. Показаны предпосылки для придания силам и средствам радиоэлектронной борьбы (РЭБ) общевойсковых объединений статуса рода войск Сухопутных войск, сформулированы требования к основам оперативного искусства войск РЭБ.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: род войск, оперативное искусство, оперативная задача, разнородные силы и средства, радиоэлектронная борьба.

SUMMARY. The prerequisites for giving combined­ arms associations’ electronic warfare (EW) forces and means of the status of the Land Force’s Service Arm, requirements are formulated for operational art’s basics of the EW Troops.
KEYWORDS: Service Arm, operational art, operational task, diverse forces and means, electronic warfare.

ТЕРМИН «оперативное искусство» трактуется как теория и практика подготовки и ведения военных действий оперативного масштаба (операций, боевых действий) объединениями видов Вооруженных Сил1. Как часть военной науки оперативное искусство находится в постоянном развитии. В соответствии с законами диалектики содержание и интенсивность развития оперативного искусства определяются складывающейся военно-политической обстановкой, качеством средств вооруженной борьбы и уровнем их оснащенности своих ВС и армий иностранных государств, изменениями во взглядах на ведение военных действий.
Количественное и качественное развитие средств вооруженной борьбы во всех войнах определяло способы ведения военных действий, их характер и содержание. На том или ином этапе развития военного дела отдельные виды оружия играли главную роль в достижении победы. Так, во Второй мировой войне решающее значение имели танки и авиация, в послевоенное время эта роль отводилась ядерному оружию, а в современных условиях ставка делается на крылатые ракеты воздушного и морского базирования, высокоточное оружие, действующее на основе новейших информационных технологий, и оружие на новых физических принципах. Современные интеллектуально-информационные технологии позволяют автоматизировать процессы сбора и обработки данных о противнике и своих войсках, практически в реальном масштабе времени реагировать на изменения обстановки, определять и доводить задачи войскам (силам), с высокой точностью наводить боеприпасы на цели и контролировать эффективность огневых ударов.
Усиливается интеграция высокоэффективных средств разведки, мощных средств поражения, автоматизированных систем управления и средств радиоэлектронной борьбы в разведывательно-ударные (огневые) комплексы и системы, которые практически в реальном масштабе времени обеспечивают разведку целей и объектов противника, их оценку, приоритетное распределение и избирательную постановку задач высокоточным ударным средствам на поражение. Массированные огневые (ракетно-авиационные) удары такими средствами станут важной составляющей содержания будущих операций.
Такие современные тенденции в развитии основных средств вооруженной борьбы, с одной стороны, в значительной степени влияют на изменения важности отдельных оперативных задач войск РЭБ в операциях. Так, значительно поднялся уровень приоритетности выполнения задач по дезорганизации управления войсками и оружием противника, отражению ударов из воздушно-космического пространства. С другой стороны, разработка и поступление на вооружение современных средств радиоэлектронного поражения создают материальные предпосылки к изменению предназначения, места и роли оснащаемых ими формирований РЭБ в операциях.
Следует отметить, что широкий перечень задач, решаемых теорией оперативного искусства, их значительное разнообразие и сложность в современных условиях существенным образом влияют на все составляющие ее разветвленной структуры. При этом публикации последних лет посвящены, как правило, либо изменениям, происходящим во внешней структуре оперативного искусства2 (основах оперативного искусства, общих теоретических положениях), либо в общих и отдельных частных задачах теории и практики боевого применения уже сложившихся родов войск3.
Как специалистов радиоэлектронной борьбы, нас в первую очередь интересуют изменения, происходящие во внешней и внутренней структуре оперативного искусства объединений видов ВС в части перспектив развития сил и средств РЭБ.
На примере объединения Сухопутных войск (СВ) существующая внешняя и внутренняя иерархическая структура оперативного искусства представлена на рисунке 1.
В основу исходных данных для построения данной иерархии положены как состав и структура войск объединения СВ, так и возлагаемые на него оперативные задачи. Исходя из важности изложенных исходных данных и их взаимосвязей в общей внутренней структуре оперативного искусства можно выделить три составные части.
Естественно, верхний уровень данной иерархии представлен оперативным искусством объединения СВ, основой содержания которого, являются перечень и содержание оперативных задач, которые оно должно выполнять в операциях (боевых действиях).

Рис. 1. Существующая внешняя и внутренняя иерархическая структура основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Рис. 1. Существующая внешняя и внутренняя иерархическая структура основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Второй уровень и соответственно сердцевину внутренней иерархической структуры занимают рода войск, входящие в состав объединения СВ, которые непосредственно ведут боевые действия и участвуют в выполнении оперативных задач. Несмотря на общевойсковой характер выполнения оперативных задач, при их осуществлении можно выделить доминирующий вклад того или иного рода войск в объединении СВ.
В теории и практике непосредственного ведения наступательных или оборонительных боевых действий головная роль отводится соединениям и частям мотострелковых и танковых войск. Защита группировок войск и объектов их тыла от ударов с воздуха являются задачей войск ПВО объединения СВ и составляют основу теории и практики их боевого применения в операциях. Решающий вклад в развитие теории и практики огневого поражения противоборствующей группировки войск противника вносят ракетные войска и артиллерия.
Основанием и содержанием третьей части иерархической структуры является теория и практика применения специальных войск, входящих в состав объединения СВ. Они предназначены для выполнения присущих им специальных задач в ходе обеспечения боевых действий как родов войск, так и ведения операций в целом.
На основе анализа задач теории и практики оперативного искусства объединения СВ4 можно выделить базовые структурные элементы основ оперативного искусства в каждой из трех составных частей, которые представлены в таблице. В первую очередь следует отметить их идентичность в структурном аспекте. Что касается содержательного аспекта, то применительно к базовым структурным элементам он естественно различен и находится в постоянном диалектическом развитии.
И здесь очень важно отметить познавательную и прогнозирующую функции оперативного искусства, заключающиеся в постоянном исследовании факторов, закономерностей, принципов, тенденций в содержании и характере как операций и боевых действий объединения СВ в целом, так и в трансформации роли и места каждого рода войск и специальных войск5. Ретроспективный анализ истории военного искусства показывает, что на эволюционное и качественное развитие в первую очередь родов войск оказывают решающее влияние как внешние, так и внутренние факторы.

Таблица Базовые структурные элементы основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Таблица Базовые структурные элементы основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Так, начало XXI века ознаменовалось широким внедрением высоких информационных и радиоэлектронных технологий во все сферы военной деятельности. Это позволило некоторым государствам, в частности США, оснастить свои вооруженные силы современными высокоэффективными системами и средствами разведки, связи, управления войсками и оружием и тем самым добиться успеха в ряде локальных войн и вооруженных конфликтов. Однако ставка на высокие информационные и радиоэлектронные технологии усилила зависимость хода и результатов военных действий от состояния и качества функционирования компьютерных информационных и вычислительных сетей, баз данных и знаний, систем и средств радиосвязи, радиолокации, радионавигации, применяемых в системах государственного и военного управления, разведки, управления оружием, особенно высокоточным6.
Технической основой всех вышеперечисленных сетей, баз данных и знаний, систем и средств является совокупность радиоэлектронных и информационно-технических объектов, которые в большинстве своем потенциально уязвимы от средств помех и иных средств радиоэлектронного воздействия. Такое направление развития в современной вооруженной борьбе стало основополагающим внешним фактором, принципиально меняющим роль сил и средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ) в современных операциях и боевых действиях объединения СВ.
Для формирования материальных предпосылок по созданию основ оперативного искусства войск РЭБ необходим и обязателен внутренний фактор, связанный с состоянием и направлением развития разнородных средств РЭБ. Так современные и перспективные средства РЭБ уже способны не только «традиционно» создавать радиоэлектронные помехи РЭС радиосвязи, радиолокации и радионавигации и осуществлять их огневое поражение самонаводящимся на излучение оружием, но и физически разрушать приемные устройства РЭС и информацию в базах данных и знаний компьютерных сетей и систем противника средствами функционального поражения (сверхмощным электромагнитным излучением, программными средствами и др.). В арсенале средств РЭБ стремительно нарастает доля средств, размещаемых на воздушных носителях, особенно БЛА. Массовое применение авиационных средств РЭБ совместно с наземными средствами РЭБ значительно расширяет диапазон способов и тактических приемов действий подразделений, частей и соединений РЭБ, а с другой стороны, ужесточает требования по их согласованию и управлению. По результатам физического воздействия на объекты информационного обеспечения противника современные и перспективные средства РЭБ уже сегодня не только сравнимы по эффективности со средствами огневого поражения, но и в ближайшем будущем превзойдут их благодаря функциональной избирательности воздействия.
Таким образом, ко второму десятилетию XXI века созданы необходимые предпосылки по трансформации современных и перспективных разнородных сил и средств РЭБ в новый пятый род войск Сухопутных войск. Результаты такой трансформации войск РЭБ отражены в перспективной внешней и внутренней иерархической структуре оперативного искусства объединения Сухопутных войск, представленной на рисунке 2.

Рис. 2. Перспективная внешняя и внутренняя иерархическая структура основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Рис. 2. Перспективная внешняя и внутренняя иерархическая структура
основ оперативного искусства объединения Сухопутных войск

Из содержания рисунка 2 следует, что, как и для других родов войск, основы оперативного искусства в части теории и практики боевого применения сил и средств войск РЭБ, в статусе рода войск, должны отвечать следующим основным требованиям:
во-первых, иметь свойственную им оперативную задачу и доминировать при ее выполнении;
во-вторых, обладать специфическими способами и формами боевого применения при выполнении возлагаемых на них задач в операциях объединения СВ;
в-третьих, иметь комплект войсковых формирований РЭБ, оснащаемый характерными для них разнородными средствами РЭБ;
в-четвертых, организация боевого применения войск РЭБ должна соответствовать как общепринятой последовательности, свойственной родам войск, так и отражать специфику выполнения возлагаемых задач и воздействий на потенциальные объекты противника.
По мнению авторов, в настоящее время актуально и необходимо выделить те проблемные вопросы, которые могут возникнуть при научном обосновании и реализации изложенных выше требований к базовым элементам основ оперативного искусства нового рода войск в части теории и практики его боевого применения в операциях объединения СВ.
Общеизвестно, что как специальные войска РЭБ применялись в целях обеспечения дезорганизации управления войсками и оружием. Поэтому весьма логично, что в статусе рода войск они должны принимать непосредственное участие в выполнении данной оперативной задачи. Более того, анализ потенциального вклада перспективных сил и средств РЭБ в осуществлении дезорганизации управления войсками и оружием противника показывает, что их вклад уже в ближайшей перспективе может возрасти в 2–3 раза. Таким образом, налицо явная тенденция доминирования войск РЭБ в выполнении данной оперативной задачи в операциях (боевых действиях) объединения СВ.
Необходимо выделить значительный вклад разнородных сил и средств войск РЭБ в выполнение следующих основных оперативных задач:
отражение воздушного удара противника при защите наземных объектов путем интегрированного применения сил и средств войск ПВО и РЭБ;
комплексное поражение войск и объектов противника в операциях (боевых действиях) и в первую очередь сложных радиоэлектронных и информационно-технических объектов;
обеспечение устойчивого управления своими войсками путем целенаправленного противодействия силам и системам радиоэлектронной войны (борьбы) противника.
Следует также отметить особые аспекты в формировании собственных способов и форм боевого применения войск РЭБ при выполнении возлагаемых на них задач в операциях объединения СВ. В данном базовом структурном элементе основ оперативного искусства соединений и частей войск РЭБ необходимо выделить следующие проблемные вопросы.
Во-первых, первоначально, с системных позиций следует выстроить древо способов боевого применения, во главе которого должны находиться способы дезорганизации управления противника в операции (боевых действиях) объединения СВ, ими могут быть различные виды фрагментации системы управления противника7.
Во-вторых, на втором уровне предполагается расположить основополагающие способы применения войск РЭБ по реализации соответствующих способов дезорганизации управления противника. К таким способам боевого применения соединений и частей войск РЭБ относят радиоэлектронно-информационную блокаду органов управления и радиоэлектронно-информационное блокирование сложных радиоэлектронных объектов противника8.
Применительно к третьему уровню способов боевого применения войск РЭБ целесообразно обратить внимание на многообразие способов применения каждого из разнородных сил и средств РЭБ, обусловленных различной физикой радиоэлектронно-информационного воздействия на конкретные радиоэлектронные и информационно-технические объекты. Характер воздействия для вывода из строя назначенной цели может изменяться от физического воздействия на полезный сигнал в приемных устройствах различных радиоэлектронных средств (классические способы радиоэлектронного подавления) и уничтожения элементной базы (способы поражения электромагнитным излучением) до интеллектуального специального программного воздействия с целью искажения (разрушения) программного обеспечения и баз данных (способы поражения, искажения, дезинформации)9.
Не меньший с научной и практической точки зрения интерес представляет обоснование соответствующего комплекта сил и средств войск РЭБ, который обеспечит реализацию многообразия различных способов их боевого применения в операциях (боевых действиях) объединения СВ. И здесь следует обратить особое внимание на то, что исходя из особенностей дезорганизации управления войсками противника армейский комплект сил и средств войск РЭБ, с одной стороны, должен обеспечить комплексность воздействия на сложные радиоэлектронные объекты, а с другой стороны, минимизировать зависимость выполнения задачи как от сил и средств РЭБ старшего начальника, так и от средств огневого поражения объединения СВ.
Проблематика четвертого требования связана как с иерархическим аспектом боевого применения войск РЭБ, так и со сложностью применения разнородных сил и средств РЭБ.
Первый аспект обусловлен тем, что в отличие от начальников других родов войск начальник войск РЭБ должен непосредственно участвовать по указанию командующего объединением СВ в выработке замысла дезорганизации управления противника в операции (боевых действиях). Сложность второго аспекта вытекает как из расширения общей номенклатуры способов дезорганизации управления противника (силового, интеллектуального, комбинированного), так и из многообразия вариантов их реализации.
В заключение можно констатировать следующее.
Первое. Динамика развития содержания и способов вооруженной борьбы влияет на характер современных и будущих операций и боевых действий объединения СВ. Практически такое влияние отражается на месте и роли в них прежде всего родов войск. Так, к началу 60­х годов XX века в составе объединения СВ были сформированы четыре рода войск, и только спустя половину века сложились материальные предпосылки для придания силам и средствам РЭБ статуса пятого рода войск СВ. Это неизбежно вызывает необходимость создания на этом новом уровне основ оперативного искусства в части теории и практики боевого применения войск РЭБ в операциях объединения СВ.
Второе. Рассмотренные выше требования к основам оперативного искусства соединений и частей войск РЭБ объединения СВ, специфика противоборства в информационном и радиоэлектронном пространстве обусловливают своеобразие и нетривиальность содержательных аспектов традиционных базовых структурных его элементов. При этом каждый из них является предметом отдельного рассмотрения.

1 Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007. С. 495.
2 Смоловой А.В. Проблемные вопросы современного оперативного искусства и пути их решения // Военная Мысль. 2012. № 12. С. 21—24.
3 Белоус Р.А., Сизов Ю.Г., Скоков А.Л. Некоторые особенности ПВО в условиях массового применения противником комплексов БЛА и ВТО // Военная Мысль. 2013. № 6. С. 64—71; Литвиненко В.И., Русанов И.П. Основные тенденции огневого поражения в современных операциях (боевых действиях) // Военная Мысль. 2014. № 10. С. 19—26.
4 Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 2007. С. 495.
5 Дятлов В.В. Проблемные аспекты военной конфликтологии. Роль ракетных войск и артиллерии в военных конфликтах // Военная Мысль. 2013. № 8. С. 43—49; Малышев Н.И., Королев И.И., Павлов В.Н. Роль и место армейской авиации в современных операциях // Военная Мысль. 2014. № 3. С. 34—38; Ласточкин Ю.И. Роль и место радиоэлектронной борьбы в современных и будущих боевых действиях // Военная Мысль. 2015. № 12. С. 14—19; Донсков Ю.Е., Коробейников А.С., Никитин О.Г. К вопросу о предназначении, месте и роли войск радиоэлектронной борьбы в армейских операциях // Военная Мысль. 2015. № 12. С. 20—24.
6 Дворников В.А., Королев И.И., Павлов В.Н. О тактике войск радиоэлектронной борьбы // Военная Мысль. 2015. № 3. С. 9—15.
7 Козирацкий Ю.Л., Донсков Ю.Е., Балыбин В.А. О выработке оперативно-тактических требований к армейскому комплекту беспилотных авиационных комплексов радиоэлектронной борьбы // Военная Мысль. 2016. № 8. С. 44—49.
8 Королев И.И., Павлов В.Н., Ганин А.В. Радиоэлектронно-информационная блокада — перспективный способ применения разнородных сил и средств РЭБ // Военная Мысль. 2013. № 4. С. 16—23.
9 Донсков Ю.Е., Коробейников А.С., Никитин О.Г. К вопросу о предназначении места и роли войск РЭБ в армейских операциях // Военная Мысль. 2015. № 12. С. 20—24.