К вопросу о роли и месте России в современном мире


Аннотация

На основе анализа сложившейся международной обстановки предлагаются пути совершенствования архитектуры международной безопасности.

The paper offers ways of improving the architecture of international security on the basis of the emerging international situation.

Ключевые слова

Международное право, международная безопасность, суверенитет, внешняя политика, сотрудничество, национальная безопасность, военная доктрина, военный потенциал.

International law, international security, sovereignty, foreign policy, cooperation, national security, military doctrine, military potential.

КРИЗИС современной системы международной безопасности обусловлен как сложившимся соотношением сил, так и нежеланием отдельных государств договариваться с оппонентами.

«Сегодня мир проходит через переломный этап, меняются взаимоотношения между государствами, все чаще делается ставка на силовое разрешение противоречий. Претензии отдельных стран на исключительность подталкивают к новой гонке вооружений», — так оценил современную международную обстановку Министр обороны РФ С.К. Шойгу в своем выступлении на VII Московской конференции по международной безопасности, которая прошла 4-5 апреля 2018 года в Москве1.

Несмотря на многочисленные претензии к ООН и призывы к ее реформированию, организация продолжает функционировать и оставаться единственной универсальной международной площадкой для согласования различных подходов и позиций. Однако общеизвестные примеры применения вооруженной силы в обход резолюций Совета Безопасности ООН оказали негативное влияние на статус данного важнейшего органа при разрешении международных конфликтов и создали прецедент для подобных действий в будущем. Право вето, которым обладают постоянные члены Совета Безопасности, тоже постепенно перестает быть сдерживающим фактором для агрессоров. Решения принимаются сильнейшими исходя из политической и идеологической целесообразности. Даже такие универсальные международные принципы, как принцип «невмешательства во внутренние дела государства» и принцип «права народов на самоопределение», в современных условиях теряют свою императивность2. Эрозия международного права — это прямое следствие прекращения существования двухполярного мира и пришедшей ему на смену эпохи господства одного центра силы.

Идеологи глобализации в качестве одного из главных аргументов стабильного существования моноцентричного устройства мира выдвигали тезис о том, что в обществе, взаимосвязанном глобальной экономикой, нет причин для военных конфликтов. Соответственно, если раньше это состояние обеспечивалось военным паритетом двух противоположных систем, то после распада СССР основой его стала единая экономика, основные игроки и промоутеры которой были и есть представители либерального крыла правящей элиты США и связанные с ней транснациональные корпорации.

Существенной чертой процесса глобализации мировой экономики конца ХХ — начала ХХI века стало ее искусственное «подстегивание» политическими средствами, отказ от естественных законов развития рынка3. Арсенал их варьировался от использования «мягкой силы» в государствах, вовлекаемых в данный процесс и рассматриваемых в качестве новых рынков сбыта, до грубого применения «кулачного права» под лозунгами «экспорта демократии» или «гуманитарной интервенции» с целью разрушения сложившихся экономических связей и дальнейшего их передела в свою пользу. Ярким примером последнего стали события «арабской весны»4. Однако ее последствия дали экспертному сообществу основание говорить о крахе теории «управляемого хаоса» С. Манна как технологии неоколониального передела мира5.

В это же время на территории проживания так называемого «золотого миллиарда» человечества обозначился целый комплекс проблем: массовая миграция в страны Евросоюза беженцев из Африки и Ближнего Востока, череда террористических актов. Помимо этого, началась активная фаза процессов дезинтеграции, затронувшая такие важные в экономическом плане регионы, как Западная Европа и Ближний Восток: брексит, попытки самоопределения отдельных территориальных образований в Великобритании, Испании, Италии, создание курдского государства. Новая администрация Белого дома, в свою очередь, приняла решение о выходе США из Тихоокеанского и Трансатлантического партнерства, которые являлись знаковыми проектами процесса глобализации в последнее время.

Проигравшая на выборах в США демократическая партия не смирилась с поражением и развернула информационную кампанию против действующего президента, чем существенно осложнила процесс принятия им решений, а значит, и предсказуемость его политики. Разногласия в политической элите «сверхдержавы» негативно влияют на весь мировой политический процесс. Европейские элиты, привыкшие к доминирующей роли США и следующие в их фарватере, при политике новой администрации Белого дома стали не так монолитны, как прежде, хотя по инерции стараются сохранить консолидированную позицию по большинству вопросов. Водоразделом является в том числе и позиция в отношениях Запада с нашим государством. Такие страны, как Польша, Украина, прибалтийские государства в угоду своим хозяевам из США готовы пренебречь собственными экономическими интересами ради достижения политических целей, направленных на усиление конфронтации с Россией. С другой стороны, Германия, Австрия, Венгрия и Чехия занимают более прагматичную позицию и негативно относятся к протекционной политике американского истеблишмента, проявляющуюся во введении санкций против европейских компаний, реализующих определенные проекты на российском рынке.

Существующие в настоящее время очаги напряжения только усложнили международную обстановку. Речь прежде всего идет о конфликтах на Ближнем Востоке и Украине. При этом мировое сообщество уже неоднократно было поставлено перед фактом, что система международной безопасности, сложившаяся в эпоху идеологического противостояния двух систем, в современных условиях гарантированно не функционирует. Случаи применения вооруженной силы вопреки решениям Совета Безопасности ООН (бомбардировка Сербии, интервенция в Ирак) тому подтверждение.

Дестабилизирующим фактором является и внешняя политика США. За последнее время у Белого дома произошло ухудшение отношений с Северной Кореей, однако уже наметилась и тенденция к разрешению данного противоречия. Осторожность в прогнозе  достижения положительных итогов предстоящих переговоров продиктована как политикой непреемственности руководства США   деятельности предыдущей администрации, так и непоследовательностью в собственных действиях в международных отношениях. Примером может служить то, что 8 мая 2018 года президент Д. Трамп объявил об одностороннем выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий (договоренность по ядерной программе Ирана) с угрозой введения новых санкций. Со стороны стран — участников договоренности и многих сторонних наблюдателей подобные действия расцениваются как «политический вандализм», поскольку выход был осуществлен с нарушением процедуры, предусмотренной в данном соглашении, и с предъявлением требований выхода из сделки к странам-союзникам под угрозой применения к ним санкций.

Кроме того, усиливаются противоречия США с Турцией, в частности по курдскому вопросу; с Евросоюзом и Китаем — по таможенным пошлинам на целые группы товаров. Беспокойство вызывает никем не санкционированное присутствие американских воинских формирований на территории САР, а в отдельных случаях и применение их против вооруженных сил данного государства. Крайне негативным фактором в палестино-израильских отношениях стал перенос американского посольства в Иерусалим.

Отдельно следует отметить деградацию отношений между РФ и США, отправной точкой в которых, по нашему мнению, явилась реакция Вашингтона на речь В.В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности в 2007 году. Выступление посвящено неприемлемости однополярности мира в современных условиях, видению места и роли России в нем с учетом современных реалий и угроз6. Запад увидел в его словах взятый Россией курс на проведение самостоятельной внешней политики, отстаивание собственных национальных интересов. После этого постепенно стал набирать обороты маховик беспрецедентной информационной войны против нашего государства. На сегодняшний день продолжается санкционная и контрсанкционная политика между странами. Особое опасение вызывает невыполнение американской стороной обязательств по принятым ранее программам разоружения (по оружейному плутонию, по уничтожению химического оружия). Все договоренности в рамках СНВ-3 постепенно девальвируются. Системы ПРО действуют уже не только на территории США (Аляска, Калифорния), но и в Восточной Европе — уже появились два аналогичных района (Румыния, Польша). Есть и дальнейшие планы США по развертыванию баз в Японии и Южной Корее7. Негативным следствием такой политики стало взаимное недоверие, о преодолении которого в настоящее время даже нет и речи.

США открыто позиционируют Россию в качестве одной из составных частей «оси зла». Для борьбы с Россией США стремятся добиться упадка экономики нашей страны с помощью:

• развертывания гонки вооружения;

• переписывания истории;

• осуществления информационной войны с использованием «фейковых вбросов» под лозунгами «изоляции», «дискредитации» страны на международной арене;

• введения санкций против отдельных секторов экономики, представителей политического руководства и бизнес-элиты;

• постоянно возрастающего финансирования НКО (в 2015–2017 годах американской администрацией  выделялось более 70 млрд рублей ежегодно 4,5 тысячам НКО, из которых около 150 признаны иностранными агентами)8.

Ожидаемые американскими режиссерами сценарии дальнейшего развития событий достаточно предсказуемы: вырастет недовольство народа правящим режимом из-за существенного снижения уровня жизни, произойдет раскол общества по национальному и религиозному признакам, увеличится протестный потенциал молодежи, активизируется неформальная оппозиция. Также вероятно создание «пятой колонны» в деловых кругах, в среде творческой интеллигенции, среди представителей СМИ и преподавательского состава вузов.

Очевидно, что в данном случае речь идет о целенаправленных попытках подрыва внутреннего и внешнего суверенитетов государства, а также делегитимации власти, усилия которой направлены на поддержание и укрепление курса на независимость и самостоятельность внешней и внутренней политики9.

О росте напряженности международной обстановки говорят и стрелки «часов судного дня», которые в 2015–2016 годах показывали 23 часа 57 минут, в 2017 году они были передвинуты на полминуты вперед из-за обострения отношений между Россией и США и новостей о разработке ядерного оружия Северной Кореей, а уже в январе 2018 года часы показывали 23 часа 58 минут (по сообщению журнала «Бюллетень ученых-атомщиков» Чикагского университета). Последний перевод стрелок часов на 30 секунд вперед связан с неудачей президента США Дональда Трампа и «других мировых лидеров в ликвидации угрозы ядерной войны и изменений климата»10.

В отличие от СССР позиция РФ в современных условиях более уязвима. В результате распада Советского Союза от него на долю России пришлось всего лишь около 75 % территории, 50 % населения, 60 % валового общественного продукта, 60 % промышленного потенциала и 50 % военного потенциала11.

Кроме того, за последние десятилетия наша страна достаточно глубоко интегрировалась в международное экономическое пространство, в котором не является ключевым игроком и, соответственно, не участвует в принятии решений. Наша финансовая система включена в международную финансовую систему, часть валютных резервов размещена в зарубежных финансовых учреждениях. Не секрет, что определенная часть нашей политической элиты и тесно связанные с ней крупные бизнес-структуры имеют личный интерес за пределами своей страны. Уязвимое место РФ состоит и в том, что вся ее экономическая модель до недавнего времени была основана  на продаже полезных ископаемых Западу. Россия зависима от своих покупателей, которые могут повысить или сбросить цены на экспортируемый товар или на его транзит.

Главными стратегическими рисками и угрозами национальной безопасности в экономической сфере на долгосрочную перспективу руководство страны считает «сохранение экспортно-сырьевой модели развития национальной экономики, снижение конкурентоспособности и высокую зависимость ее важнейших сфер от внешнеэкономической конъюнктуры, потерю контроля над национальными ресурсами»12.

Одним из главных направлений Стратегии национальной безопасности Российской Федерации на среднесрочную перспективу определяется технологическая безопасность13. «Именно отставание — вот главная угроза и вот наш враг. Если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться», — с такой оценкой выступил Президент в своем Послании к Федеральному Собранию14.

Технологическая независимость — это одна из основных составляющих государственного суверенитета. Современный мир развивается стремительно, и если государство не будет уделять этому вопросу особого внимания, то отставание станет критическим, что приведет к неизбежному пользованию чужими технологиями, а значит, к технологической зависимости и утрате суверенитета. Особо значим этот риск для развитых государств, так как именно они являются основными потребителями новых технологий.

В мировой иерархии на роль великой державы претендует тот, у кого имеются природные, технические, научные, экономические, а значит, и политические ресурсы. Поэтому руководство страны предпринимает меры по диверсификации экономики, изменению соотношения между экспортом углеводородов и других полезных ископаемых, развитию перерабатывающих производств в различных отраслях, разработке альтернативной транзитной логистики для экспорта газа, развитию собственных современных технологий.

На сегодняшний день можно констатировать, что в международном праве сформировались две тенденции: отказ большинства государств от части своего суверенитета в обмен на свое место в однополярном мире и рецепция принципа «кулачного права» в межгосударственных отношениях. Конечно же, не каждое государство способно самостоятельно выбирать, быть ли ему суверенным или поступиться частью своей независимости. Суверенитет — «удовольствие» дорогое, и в современных условиях в полном объеме им обладают, по нашему мнению, три государства: РФ, КНР и США.

Дискуссионен вопрос о составляющих суверенитета. Является ли обязательным его условиемэкономическая мощь государства? Мы считаем, указанная характеристика является важной, но не определяющей. Так, Россия обладает далеко не самым большим экономическим потенциалом (2–4 % от мирового ВВП, что обеспечивает ей место в первой десятке)15, но, учитывая военную мощь и способность обеспечить себя материальными ресурсами без внешних заимствований, она может реализовывать независимую самостоятельную внешнюю политику. Да и вообще, положение нашего государства уникально. На протяжении уже нескольких веков мы обладаем суверенитетом, который неоднократно за это время пришлось отстаивать с помощью оружия. Мы занимаем крупнейшую территорию в мире и владеем огромными природными ресурсами, что является постоянным раздражителем для определенных стран. Поэтому для России выбор между суверенитетом и политической геокапитуляцией не стоит: полный суверенитет — это обязательное условие ее существования как государства в нынешних формах и в то же время атрибут сверхдержавы.

Что же касается вопроса о праве сильного в мировом сообществе, то любая сверхдержава именно своей внешней политикой должна доказывать свою состоятельность определять «правила игры» на международной арене, отстаивать свои интересы и интересы своих союзников на универсальных и региональных площадках. Диапазон средств для реализации этих задач у великих держав достаточно широк: от компромиссов и права вето в Совете Безопасности ООН до применения своего военного потенциала в соответствии с нормами международного права и положениями своих военных доктрин.

В настоящее время в мире наблюдается обострение конкуренции за место в мировой иерархии. Ситуация осложняется тем обстоятельством, что действенный в недалеком прошлом механизм управления мировым политическим процессом и глобальной экономикой уже не столь эффективен, как прежде, и требует как минимум модернизации, что, в свою очередь, корректирует подходы к реализации своей внешней политики ведущими странами. Современные реалии потребовали новых правил ее ведения, и эти правила будут в дальнейшем определять сильнейшие государства.

Задача РФ — остаться и закрепиться в статусе сверхдержавы, проводить независимый самостоятельный внешний курс. Только так может идти речь о существовании и развитии нашей страны. Поэтому в качестве приоритетных задач внешней политики определены обеспечение безопасности страны, ее суверенитет и территориальная целостность, упрочение позиций РФ как одного из влиятельных центров современного мира и продвижение курса на обеспечение архитектуры всеобщей безопасности и стабильности в целях утверждения международной системы, основанной на верховенстве международного права16.

Согласно результатам социологического исследования, проведенного ФНИСЦ РАН в апреле 2018 года, 58 % россиян считают, что основной целью для страны в XXI веке является вхождение в число наиболее экономически развитых и политически влиятельных государств мира, для 3  % — это возвращение России статуса сверхдержавы, и только 4 % полагают, что стране не следует стремиться к глобальном целям. Это исследование является повторным, и полученные результаты практически не отличаются от предыдущих, полученных в апреле 2014 года. Отметим, что 36 % наших сограждан, оценивая современное положение РФ в мире, считают, что она является ведущей державой, сравнимой по влиянию на мировые процессы с США и КНР17.

В складывающейся сложной, динамично изменяющейся международной обстановке политическим руководством страны пересмотрены и скорректированы взгляды на вопросы национальной безопасности и ее отдельные составляющие. Результатом этой работы стало принятие ряда стратегических, концептуальных и доктринальных документов.

Так, в 2009 году принята Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. В 2015 году она была пересмотрена. Основными направлениями обеспечения национальной безопасности в ней «являются стратегические национальные приоритеты, которыми определяются задачи важнейших социальных, политических и экономических преобразований для создания безопасных условий реализации конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, осуществления устойчивого развития страны, сохранения территориальной целостности и суверенитета государства»18.

В 2014 году подписана Президентом РФ Военная доктрина, в которой учтены основные положения Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, а также соответствующие положения Концепции внешней политики Российской Федерации и документов стратегического планирования19.

Базируясь на указанных документах, скорректировали и приняли Государственную программу вооружения на 2018–2027 годы. Данным документом предусмотрена разработка и закупка новейших видов вооружения, отданы приоритеты таким направлениям, как высокоточное оружие, БПЛА, применение искусственного интеллекта в военных целях и другие. Кроме того, приняли Доктрину о продовольственной безопасности и Доктрину об информационной безопасности, что следует рассматривать как этапы укрепления безопасности государства — основы его суверенитета.

Так, продовольственная безопасность входит в перечень основных направлений обеспечения национальной безопасности страны в среднесрочной перспективе. Она рассматривается как фактор сохранения государственности и суверенитета20, а стратегической целью обеспечения информационной безопасности в области обороны страны является защита жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, связанных с применением информационных технологий в военно-политических целях, противоречащих международному праву, в том числе в целях осуществления враждебных действий и актов агрессии, направленных на подрыв суверенитета, нарушение территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности и стратегической стабильности21.

Целесообразно внести изменения в действующую редакцию Военной доктрины в соответствии с современными реалиями. Во-первых, она принята еще до начала активных действий нашей военной группировки в САР. Во-вторых, в 2017 году подписана Стратегия национальной безопасности США, обозначившая их приоритеты в этой сфере. Некоторые положения данного документа вызывают озабоченность. Так, в нем зафиксировано снижение порога ответного применения ядерного оружия, а именно в ответ на использование обычных вооружений или проведение кибератак22.

Учитывая это, военную политику России, по нашему мнению, необходимо дополнить такими положениями, как обозначение притязаний России на роль военной сверхдержавы, возможность предотвращения агрессии против нашего государства за пределами своей территории, присутствие наших военных контингентов за рубежом на постоянной основе в различных регионах мира.

В доктрине зафиксировано право РФ применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства23. Целесообразно в качестве ответной меры также снизить порог применения ядерного оружия. Например, возможность его использования в ответ на удар по России или по ее союзникам тактическим ядерным оружием или снарядами с обедненным ураном, а также проведение массированных кибератак на жизненно важные объекты страны.

В качестве квинтэссенции сказанного можно изложить общую идею второй части Послания Федеральному Собранию, с которым выступил Президент РФ. В 2018 году он констатировал, что «Россия сегодня — одна из ведущих держав с мощным внешнеэкономическим и оборонным потенциалом», способная отстаивать свой суверенитет и независимость при любых вызовах, что является необходимым условием существования государства в сегодняшних формах, а также устойчивого и самостоятельного его развития. Однако ни роль сверхдержавы, ни военная мощь не меняют подходы России к реализации ее внешней политики. Она, как всегда, привержена принципам международного права и открыта для равноправного и взаимовыгодного сотрудничества на международной арене24.

ПРИМЕЧАНИЯ

1Выступление Министра обороны Российской Федерации генерала армии С.К. Шойгу на VII Московской конференции по международной безопасности. URL: http://lyricpow.com/выступление-министра-обороны-рф-сергея-шойгу-на-vii-московской-конференции-по-международной-безопасн-5j5wIs2tX50 (дата обращения: 08.04.2018).

2 Олейнов А.Г. Современные международные отношения: учебник / под ред. А.В. Торкунова, А.В. Мальгина. М.: Аспект-Пресс, 2017.

3 Кутузова Е.А. Глобализация экономики и ее влияние на экономику России // Электронный научно-практический журнал «Гуманитарные научные исследования». URL: http://ekonomika.snauka.ru/2013/4/2173 (дата обращения: 08.04.2018).

4 Кожахмет-улы К. «Арабская весна»: предпосылки, характер и значение // Вестник КазНУ. 2013. URL: https://articlekz.com/article/11797 (дата обращения: 08.04.2018).

5 Доктрина управляемого хаоса: актуальность исследования // Политобразование: информационно-аналитический журнал. URL: http://lawinrussia.ru/content/doktrina-upravlyaemogo-haosa-aktualnost-issledovaniya (дата обращения: 08.04.2018); Теория управляемого хаоса и Стивен Манн // Политобразование: информационно-аналитический журнал. URL: http://lawinrussia.ru/content/teoriya-upravlyaemogo-haosa-i-stiven-mann (дата обращения: 08.04.2018).

6 Речь В.В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности от 10.02.2007 г. URL: http://mediamera.ru/post/9244 (дата обращения: 03.03.2018).

7 Бюллетень ученых-атомщиков: журнал Чикагского университета. URL: https://thebulletin.org/clock/2018 (дата обращения: 08.04.2018).

8 Речь В.В. Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности от 10.02.2007 г. URL: http://mediamera.ru/post/9244 (дата обращения: 03.03.2018).

9 Кузнецова Е. Ускользающий суверенитет: статус-кво против идеологии перемен: монография. М.: АРГАМАК-МЕДИА, 2013; Моисеев А.А. О некоторых взглядах на суверенитет. URL: http://km.kazguu.kz/uploads/files/12.%20Моисеев%20А.А.%2074-79.pdf. (дата обращения: 08.04.2018).

10 Бюллетень ученых-атомщиков: журнал Чикагского университета. URL: https://thebulletin.org/clock/2018 (дата обращения: 08.04.2018).

11 Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.03.2018 «Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию». URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/56957 (дата обращения: 01.03.2018).

12 Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/ (дата обращения: 25.02.2018).

13 Там же.

14 Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.03.2018.

15 Приемская Е., Козьякова Н. Какое место по размеру экономики Россия занимает в мире: сравнение экономических показателей РФ с крупнейшими экономиками мира. URL: https://iz.ru/news/675077 (дата обращения: 28.02.2018).

16 Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_208191/ (дата обращения: 25.02.2018).

17 Селиверстова Н. Россияне назвали главные цели страны. URL: https://ria.ru/society/20180522/1521063692.html. (дата обращения: 22.05.2018).

18 Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/ (дата обращения: 25.02.2018).

19 Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена указом Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976.URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172989/ (дата обращения: 25.02.2018).

20 Указ Президента РФ от 30.01.2010 № 120 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_96953/ (дата обращения: 25.02.2018).

21 Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_208191/ (дата обращения: 25.02.2018).

22 Стратегия национальной безопасности США. URL: http://politinform.su/pervaya-polosa/18245-strategiya-nacionalnoy-bezopasnosti-ssha-polnyy-tekst.html (дата обращения: 01.03.2018).

23 Военная доктрина Российской Федерации. Утверждена указом Президентом РФ 25.12.2014 № Пр-2976.URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_172989/ (дата обращения: 25.02.2018).

24 Бюллетень ученых-атомщиков: журнал Чикагского университета. URL: https://thebulletin.org/clock/2018 (дата обращения: 08.04.2018).

Подполковник запаса Ю.А. ГАИДУНКО, кандидат педагогических наук

С.П. МАКАРОВА, кандидат социологических наук

Предыдущая запись

Следующая запись