Методические основы формирования асимметричных ответов в военно-техническом противоборстве с высокотехнологичным противником

В.В. СЕЛИВАНОВ, доктор технических наук

Полковник в отставке Ю.Д. ИЛЬИН, кандидат технических наук

Аннотация. Рассмотрены вопросы методологии формирования асимметричных ответов в интересах повышения обороноспособности России. Сформулированы основные положения методических основ выработки асимметричных ответов в военно-техническом противоборстве с высокотехнологичным потенциальным противником при разработке перспективного вооружения, военной и специальной техники.

Ключевые слова. Асимметричный ответ, иерархические уровни, критерий «время—затраты—эффективность», научно-технический задел, обороноспособность, принципы, программно-целевое планирование, системный подход.

Асимметричные ответы (АО) в противоборстве с превосходящими силами противника существовали во все времена. Так, во Второй Пунической войне (212 г. до н. э.) гениальный ученый и инженер Архимед создал и успешно применил метательные машины, способные бросать с большой скоростью камни массой около 250 кг и механизмы, кидающие с берега на корабли тяжелые бревна. Во многом благодаря Архимеду осада Сиракуз затянулась на восемь месяцев. В начале 80-х годов ХХ века в США выдвинули концепцию «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ), которая в мире расценивалась как программа «звездных войн». В 1983 году военно-политическое руководство США объявило, что задача научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) по программе СОИ состоит в том, чтобы сделать ядерное оружие «устаревшим, ненужным». В ответ на СОИ без жесткого учета складывающихся финансово-экономических ограничений в Советском Союзе была выработана и частично реализована система мер военно-политического и военно-технического противодействия, которую назвали «наш асимметричный ответ». В частности, предполагалось выводить из строя американские спутники с помощью наземных лазерных установок.

В последние десятилетия следует особо учитывать непредсказуемость действий военно-политического руководства США, начавшихся с выхода в 2002 году из договора по противоракетной обороне (ПРО) 1972 года. Без объективных причин США подготовлены условия для одностороннего выхода1 из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) 1987 года. С большой вероятностью можно полагать, что и договор между Российской Федерацией (РФ) и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) 2010 года, рассчитанный на 10 лет с возможной пролонгацией по взаимной договоренности сторон на 5 лет, не будет продлен. В условиях жесточайшего информационного, финансового, экономического и военно-политического давления США и некоторых стран Запада, а также бурного роста в мире военных технологий асимметричный ответ призван стать для РФ той палочкой-выручалочкой, которая должна без непомерных затрат обеспечить суверенитет и приемлемое развитие страны в условиях долговременных санкций и территориальных претензий. В п. 105 Стратегии национальной безопасности РФ2 подчеркивается, что «в целях обеспечения стратегической стабильности и равноправного многостороннего взаимодействия на международной арене РФ предпринимает все необходимые усилия по поддержанию на наименее затратном уровне потенциала сдерживания в области стратегических наступательных вооружений».

Обычно под асимметричным ответом (АО) понимается комплекс мероприятий политико-военного плана, включавший дипломатические, политико-пропагандистские меры и программы развития стратегических систем вооружения, а также их научно-технологической базы3. АО должен давать возможность наносить нестандартные высокоэффективные воздействия на противника, как правило, на порядок более дешевые4 и, следовательно, делающие бесполезными его затраты на создание высокотехнологичных систем оружия. В настоящее время АО обеспечивает стратегический баланс между военными сверхдержавами. В статье рассматриваются военно-технические аспекты данной проблемы.

Будем полагать, что целью АО является эффективное противодействие превосходящим боевым возможностям противника на основе использования ресурсосберегающего метода, который заключается в отыскании наиболее слабых звеньев в противостоящих группировках войск (сил), системах оружия и инфраструктуре и в избирательном, точечном воздействии по ним. АО позволяет сконцентрировать в сжатые сроки ограниченные ресурсы на разработке и серийном производстве оригинальных образцов, комплексов и систем вооружения (далее систем вооружения), что создает в отведенное время и нужном месте возможности для проведения успешных военных действий против превосходящих сил противника. Иными словами, при подготовке АО базовой основой военно-технических решений по техническому оснащению Вооруженных Сил РФ (ВС РФ), других войск, воинских формирований и органов должна выполняться поставленная Начальником Генерального штаба ВС РФ В.В. Герасимовым задача5: «…нивелировать сильные стороны высокотехнологичного противника». Симметричный ответ такому противнику лишь втягивает экономически более слабую сторону в гонку вооружений, т. е. экономическую «войну» на истощение ресурсов. Вместе с тем в современных условиях нельзя не учитывать многообразие различных форм и способов ведения боевых действий. В качестве примера можно привести Афганистан, где на протяжении более чем десятилетия оппозиционные вооруженные формирования (прежде всего, Талибан) не дают военному контингенту США, оснащенному самым современным вооружением, военной и специальной техникой (ВВСТ), переломить ход боевых действий в свою пользу.

С методической точки зрения не стоит рассматривать достижения РФ при военно-техническом соперничестве с США и Китаем в области создания технологий и образцов гиперзвукового оружия (ГЗО) как «идеальный» инструмент для ассиметричного ответа6. Между тремя странами идет жесткая борьба за превосходство в создании нового вида вооружения; по нашему мнению, «идеальный» АО предусматривает прежде всего «сюрприз» вероятному противнику, который заставит его кардинально изменить идеологию военно-технических разработок в конкретной области противоборства и понести затраты, превосходящие понесенные нами на 1—2 порядка. Пока же в области создания ГЗО различного класса и назначения в каждой стране имеются оригинальные наработки и успехи. Отдельные разработки ГЗО могут давать асимметричный ответ в рамках сложившихся дисбалансов. Например, принятие на вооружение стратегического ракетного комплекса (СРК) РС-28 «Сармат» (по классификации НАТО Satan-2)7 позволит обеспечить более эффективное преодоление системы противоракетной обороны США. Заложенная в межконтинентальной баллистической ракете (МБР) технология «орбитальной бомбардировки» дает возможность наносить удары по территории США по суборбитальной траектории через Южный полюс Земли в обход развернутых систем ПРО. Этому также способствует оснащение боеголовок МБР более совершенными средствами преодоления ПРО. Управляемые гиперзвуковые боевые блоки «Авангард» (Ю-71) этого СРК позволяют применять МБР в рамках стратегии «Глобального удара» с поражением стратегических объектов противника кинетической энергией боевого блока без использования ядерного взрыва. Проект интересен и тем, что позволяет осуществлять запуски космических аппаратов различного назначения, что в определенной ситуации может быть использовано для подготовки АО. Примером АО является создание кумулятивных противотанковых снарядов. Их разработка — наглядная демонстрация военно-технического АО в тактическом звене, так как это сделало бесполезным простое наращивание толщины стальной гомогенной брони и перевело научно-технологическое противоборство «снаряд — броня» в область поиска эффективной многослойной брони и активной защиты бронетанковой и авиационной техники. Еще один пример, подчеркивающий важность воздействия ударными средствами по объектам инфраструктуры: по оценкам экспертов, в том числе американских8, чтобы погрузить США во мрак, достаточно 500—700 крылатых ракет типа «Калибр» в обычном оснащении. Этого будет достаточно, чтобы надолго вывести из строя всю энергетику США.

АО может заключаться не только в уничтожении большего числа объектов и живой силы группировок войск (сил) противника, но и в создании условий, когда их применение становится не эффективным, что ведет к его поражению. В мире в настоящее время интенсивно ведется поиск новых форм и способов достижения политических и стратегических целей путем комплексирования невоенных и военных способов воздействия на государство-конкурента или потенциального противника. При этом НАТО (США) все чаще делают упор на создание таких военно-политических ситуаций, когда для них нецелесообразно устраивать крупномасштабные войны. Это означает, что наш военно-технический АО должен сдерживать агрессора не только от развязывания крупномасштабной войны, в том числе с применением ядерного оружия, но и создавать угрозу применения асимметричных систем вооружения в других военных конфликтах. Так, наличие оригинальных образцов высокоточного оружия (ВТО) или средств радиоэлектронного противодействия, применение которых создаст противнику неприемлемые издержки в локальных войнах и вооруженных конфликтах, сдержит его от развязывания военных конфликтов низкой интенсивности. Поэтому, учитывая также недостаточные финансово-экономические возможности РФ, не стоит ограничиваться подготовкой АО только на общенациональном (государственном) и стратегическом уровне. С позиций системного подхода формирование АО предполагает рассмотрение нескольких уровней иерархии. По нашему мнению, следует выделить четыре уровня АО.

Первый — национальная безопасность (в результате перманентного анализа военной опасности, вызовов и угроз существованию государства; целевая установка — недопущение агрессии);

Второй — стратегический уровень (отражение агрессии на театрах военных действий (ТВД), стратегических направлениях);

Третий — оперативно-стратегический уровень (операционные направления; фронтовые и армейские операции);

Четвертый — тактический уровень (бои в различных сферах вооруженной борьбы).

Среди принципов подготовки АО в качестве наиболее важных предлагается выделить следующие.

Системный подход, предусматривающий комплексное рассмотрение всех четырех иерархических уровней при решении задач АО. При подготовке проектов военно-технических решений на рассматриваемом уровне, как правило, необходимо подняться на 2—3 уровня выше. Это связано с тем, что при исследовании сложного объекта учитывается зависимость состояния всей системы от состояния ее частей и, наоборот, зависимость состояния частей от состояния всей системы; при этом исследование системы оказывается неотделимым от исследования условий ее функционирования. Поэтому при выработке предложений по АО, например, на уровне батальона, следует исходить не только из интересов решения задач батальона и полка (бригады), но и дивизии, армии; при этом, естественно, следует руководствоваться правилом: чем больше факторов прямого и косвенного влияния учтено — тем достовернее будут результаты анализа и прогноза.

Научно-технологическая независимость, основанная на отказе от заимствования зарубежных технологий при разработке систем вооружения, и обеспечение научно-технологического превосходства в выбранных областях развития ВВСТ. В рамках исследований и разработок по базовым критическим военным технологиям и технологиям двойного назначения (ТДН) целесообразно выделять технологии, способствующие созданию АО. На их основе для АО должно разрабатываться принципиально новое ВВСТ, не имеющее аналогов, поскольку ориентация на использование технологий современного уровня, имеющих аналоги в зарубежных странах, не даст ощутимого преимущества при достижении конечного результата. При этом нужно учитывать появление прорывных направлений в развитии научно-технического прогресса (НТП). Так, например, в настоящее время, а в перспективе в особенности, определяющим дальнейшее развитие НТП, становится искусственный интеллект (ИИ). Уже сейчас видно, что ИИ, с большой вероятностью, будет основой дальнейшего развития военных технологий, робототехники и безлюдных производств. Трудно представить, что в будущем управление сложными процессами как производственно-технологическими, так и социально-экономическими, будет невозможно без прорывных достижений в ИИ. Получение образцов новых (умных) материалов, беспилотного транспорта и др. также невозможно без ИИ.

Поиск слабых мест в построении группировок войск (сил) противника, в его ударных и оборонительных системах, комплексах и образцах и составление последовательности приоритетов «болевых» точек (узких мест) при их эксплуатации (прежде всего, боевом применении) и серийном производстве ВВСТ.

Отказ от симметричных мер воздействия и выработка оригинальных асимметричных мер, наносящих максимальный ущерб противостоящим группировкам войск (сил) и инфраструктуре, а также наиболее полно нарушающих функционирование наиболее важных звеньев управления, информационного обеспечения, навигации и др. и требующих наибольшего времени и материальных затрат на восстановление их боеспособности. При этом нужно учитывать, что создание оригинальных ударных (огневых) средств поражения объектов противника, его инфраструктуры обходится государству, как правило, в 5—10 раз дешевле, чем соответствующих активных средств защиты.

Формирование широкого фронта исследовательских и конструкторско-технологических работ по созданию асимметричного научно-технического задела (АНТЗ) и тактико-технико-экономическое обоснование (ТТЭО) характеристик асимметричных систем вооружения для нанесения заданного военно-экономического ущерба вероятному противнику с учетом выбора рациональных сроков разработки (принятия на вооружение) и масштабов серийного производства. АНТЗ должен обеспечивать возможности поиска оптимального решения среди альтернативных проектов различных иерархических уровней по каждой военно-технической проблематике противодействия противнику. Целесообразно, чтобы АНТЗ имел особый статус в рамках 10-го раздела Государственной программы вооружения (ГПВ), задания по его созданию должны ежегодно уточняться перед формированием Гособоронзаказа.

Создание научно-технологических и военно-технических «ловушек» для потенциального противника, заводящих его в бесперспективные области исследований и разработок и обеспечивающих нанесение ему непомерных временных и финансово-экономических затрат.

Развитие конкуренции при поиске и внедрении научно-технических идей и конструкторско-технологических прорывов в рамках работ по созданию асимметричных систем ВВСТ среди одаренных изобретателей («кулибиных»), научных школ и научно-исследовательских организаций (НИО).

Стратегическое планирование и программно-целевое научно-технологическое и организационно-техническое сопровождение разработок асимметричного вооружения. Выбор момента начала разработки таких образцов, комплексов и систем и принятия их на вооружение должны обеспечивать максимальные издержки противоборствующей стороне.

Использование критерия «времязатратыэффективность» при оценке целесообразности разработки и принятия на вооружение асимметричных систем вооружения. В зависимости от постановки задачи на конкретном иерархическом уровне в качестве целевой функции может выступать любой из параметров, входящих в состав критерия «время—затраты—эффективность». В этом случае остальные используются как жесткие или не жесткие ограничения. При этом на всем жизненном цикле АО должны учитываться ограничения по всем видам используемых ресурсов (Р): кадровых, экспериментальной и испытательной базе, материально-технического обеспечения и т. д. В качестве примера ниже представлена одна из возможных постановок задачи оптимизации по критерию «время—затраты—эффективность».

Э (Со, Сп, tо, tп) max

При Соо) ≤ Созо),

Спп) / Соо) ≥ Спп) / Созо),

tпп) ≥ tпзп),

где: Э — эффект от наличия или (и) возможного применения асимметричного образца, комплекса или системы вооружения. При оценке эффекта Э традиционно могут рассматриваться вероятностные показатели выполнения боевых задач, а также наносимый и (или) предотвращенный ущерб. Так, для ударных асимметричных систем вооружения целесообразно оценивать наносимый ущерб противнику по отношению к собственным полным затратам на систему ВВСТ, для оборонительных систем — предотвращенный ущерб по отношению к предполагаемым затратам на симметричный ответ и (или) другим (например, пассивным) мерам противодействия;

Соо) — собственные полные затраты, необходимые для создания асимметричного образца (комплекса или системы) вооружения;

Созо) — жесткие (или нежесткие) ограничения по собственным полным затратам;

Роко, … , рм) — кадровые (рк), материально-технические (уникальное оборудование (ро), дефицитные материалы (рм) и т. д.) ресурсы, используемые при подготовке АО;

Спп) — затраты противника на нейтрализацию АО;

Рпк, ро, … ,рм) — кадровые, материально-технические и другие виды ресурсов, используемые противником для нейтрализации АО;

tоо) — время, необходимое для разработки, принятия на вооружение и серийного производства достаточного количества асимметричных образцов (комплексов) вооружения;

tпп) — время, необходимое противнику для нейтрализации АО;

tпзп) — время, в течение которого противник не сможет нейтрализовать наш асимметричный ответ.

В методическом плане представляется целесообразным дать рекомендации по градациям оценки достигаемого обобщенного эффекта при выработке предложений по разработке АО и их реализации. В таблице в качестве примера представлены предложения по обобщенным показателям, характеризующим результативность АО, и градации оценки систем вооружения. В качестве альтернативного, представленному в таблице, можно рассмотреть подход, основанный на сопоставлении симметричных и асимметричных мер противодействия противнику как по временным и ресурсным затратам, так и по достигаемой эффективности при выполнении типовых боевых задач. Возможно также, что в некоторых ситуациях (при соответствующем ТТЭО) возможна постановка задачи АО, в которой показатели затрат не должны являться превалирующими.

Таблица

Характеристики результативности асимметричного ответа

Очевидно, что значения диапазонов оценки представленных в таблице показателей могут рассматриваться в качестве отправных (исходных) рекомендаций, которые подлежат уточнению в ходе практических работ по разработке методологии асимметричных ответов. В отличие от ударных (огневых) асимметричных систем вооружения довольно сложным вопросом, по-видимому, явится системный анализ и выработка рекомендаций по выработке АО для оборонительных систем различного назначения, систем автоматического управления, разведки, навигации и других видов обеспечения. Здесь, как правило, придется считать и сопоставлять общий и частный наносимый и (или) предотвращенный ущерб, как своим войскам (или инфраструктуре), так и противостоящему противнику. При этом в качестве ограничений с позиций системного подхода необходимо оценивать уровень гарантированного решения задач защищаемых объектов (например, ударных систем вооружения) и допустимый предотвращенный ущерб, в том числе в случае неполного выполнения поставленных боевых задач. В качестве примера здесь можно привести разработку 80—90-х годов ХХ века комплекса активной защиты (КАЗ) шахтных пусковых установок (ШПУ) «Мозырь», выполненную под руководством С.П. Непобедимого9.

В состав КАЗа входят системы радиолокационного обнаружения и наведения, а также специальные артустановки. Особенность КАЗ состоит в том, что поражение воздушных объектов происходит металлическими стрелами и шариками диаметром 30 мм на высоте до 6 км. Стрелы и шарики выстреливаются с начальной скоростью 1,8 км/с, что сопоставимо со снарядом дальнобойной пушки, и создают настоящее «железное облако». В одном залпе — до 40 тысяч элементов. Скорость встречи БЧ-цели и множественных метательных снарядов около 6 км/с. Разрушение БЧ-цели механическое. Синхронизированный залп выбрасывает снаряды объемным облаком определенной плотности, концентрирующимся на траектории пролета атакующей боеголовки. Самое сложное в комплексе — это математический расчет алгоритма схождения поражающих элементов с объектом, учитывая скорости сближения в 3—4 Маха. После неоднократных удачных пусков в начале 90-х годов прошлого столетия проект был свернут под давлением США, а также из-за проблем с финансированием, но не по техническим причинам. По данным СМИ10, Минобороны России в начале нынешнего десятилетия проводило дополнительные испытания КАЗ «Мозырь».

НИОКР по КАЗ стратегических объектов велись во многих странах, но дальше эскизных и натурных макетов ничего не получалось. Проект является уникальным: в мире ничего подобного до сих пор не создано. Прикидочные оценки суммарного предотвращенного ущерба ШПУ и наносимого ущерба вероятному противнику в ответном ударе РВСН показывают военно-экономическую целесообразность и приоритетную необходимость реализации данного проекта, поскольку при принятии на вооружение КАЗ типа «Мозырь» гарантированно обеспечивается живучесть СРК и возможность ответного удара противнику при минимальных затратах. По нашему мнению, это был бы достойный АО вероятному противнику по гарантированной защите ШПУ, командных пунктов и других точечных стратегических объектов не только РВСН. При этом в качестве альтернативного подхода можно, например, оценить возможности использования принципиально нового вида активной защиты движущихся и стационарных комплексов — плазмодинамические установки, успешные испытания которых проведены в июне 2018 года11.

Подводя итог, отметим важность рассматриваемого вопроса для выработки адекватных асимметричных ответов и рационального использования ресурсосберегающего метода при развитии системы вооружения ВС РФ. Представленные предложения по разработке методических рекомендаций для асимметричных ответов в военно-техническом противоборстве с высокотехнологичным противником нуждаются в дальнейшей системной проработке путем создания полноценного методического аппарата АО.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Селиванов В.В., Ильин Ю.Д. Военно­технические аспекты договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности: возможные последствия одностороннего выхода // Известия РАРАН. 2018. № 1. С. 16—23.

2 Стратегия национальной безопасности РФ. Утв. Указом Президента РФ от 31.12.2015. № 683. URL: http://www.scrf.gov.ru/security/docs/document133/ (дата обращения: 17.05.2018).

3 Асимметричный ответ // Военное обозрение. 2010. 27 августа. URL: https://topwar.ru/1175­asimmetrichnyj­otvet.html(дата обращения: 17.05.2018); Ознобищев С.К., Потапов В.Я., Скоков В.В. Как готовился «асимметричный ответ» на «Стратегическую оборонную инициативу» Р. Рейгана. Е.П. Велихов, А.А. Кокошин и другие. М.: ЛЕНАНД, 2008.

4 Асимметричный ответ. Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%BC%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82(дата обращения: 17.05.2018).

5 Герасимов В.В. По опыту Сирии // Военно­промышленный курьер. 2016. 9 марта. № 9 (624). URL: http://vpk­news.ru/articles/29579 (дата обращения: 17.05.2018).

6 Гиперзвуковое оружие: идеальный инструмент для асимметричного военного ответа. URL: http://x­true.info. http://x­true.info/70189­giperzvukovoe­oruzhie­idealnyy­instrument­dlya­assimetrichnogo­voennogo­otveta.html (дата обращения: 16.05.2018).

7 Российская тяжелая межконтинентальная баллистическая ракета РС­28 «Сармат» (ГРАУ 15А28, НАТО SS­X­30). Новости ВПК. URL: https://vpk.name/library/f/sarmat­mbr.html(дата обращения: 18.05.2018).

8 Цыганов А. Россия может вбомбить США в каменный век без риска «ядерной зимы». Царьград. URL: https://tsargrad.tv/articles/rossija­mozhet­vbombit­ssha­v­kamennyj­vek­bez­riska­jadernoj­zimy_94535?utm_source=smi2 (дата обращения: 28.05.2018).

9 «Мозырь» — комплекс активной защиты ШПУ. russianarms.ru. 11.12.2012. URL: http://www.russianarms.ru/forum/index.php?topic=11782.0 (дата обращения: 17.05.2018).

10 Возобновляются испытания комплекса активной защиты ШПУ. ИА «Ракетная техника». 11/12/2012. URL: http://rbase.new­factoria.ru/news/vozobnovlyayutsya­ispytaniya­kompleksa­aktivnoy­zashchity­pro­shpu (дата обращения: 09.06.2018).

11 Здравствуй, будущее: плазмодинамическая защита российской техники. Око планеты. URL: https://oko­planet.su/politik/politikarm/433921­zdravstvuy­buduschee­plazmodinamicheskaya­zaschita­rossiyskoy­tehniki.html (дата обращения: 09.06.2018).

Предыдущая запись

Следующая запись