Оценка и учет морально­ психологического фактора при принятии командирами решений с использованием автоматизированных систем управления войсками

Полковник запаса С.В. ГОНЧАРОВ, кандидат педагогических наук

 Полковник О.Г. Заец, кандидат педагогических наук

В ПОСЛЕДНЕЕ время перед воинскими формированиями Вооруженных Сил Российской Федерации (ВС РФ) все чаще возникают задачи, успешное решение которых зависит от характеристик морально­психологического фактора (МПФ). Самым ярким подтверждением этому можно считать события, произошедшие весной прошлого года в Крыму. Тактичность, выдержка, высокий профессионализм российских военнослужащих стали одним из ключевых обстоятельств, давшим возможность нашей стране защитить свои национальные интересы и в очередной раз продемонстрировать всему миру собственные мощь и достоинство*. Вместе с тем ответ на вопрос, имеется ли в распоряжении командиров и органов военного управления механизм, обеспечивающий оперативное и эффективное принятие решений с учетом МПФ, является далеко не однозначным. Как правило, пока такой механизм несовершенен и работает лишь в «ручном режиме». Для его запуска необходимо, чтобы совпали по крайней мере два условия. Во­первых, командир должен четко понимать роль МПФ в реализации стоящих задач и видеть место указанного фактора в своем замысле. Во­вторых, соответствующие компетентность и осведомленность требуются от заместителя командира по работе с личным составом (РЛС) или любого другого должностного лица, призванного установить, зафиксировать и доложить актуальные для командира данные морально­психологического характера. Речь здесь, бесспорно, идет о данных, позволяющих сделать наиболее важные для решения конкретной задачи прогнозы и выводы. Так, определяя уровень готовности личного состава к миротворческим действиям, следует прежде всего опираться на сведения о сформированности у него целого ряда качеств, характерных именно для специфической деятельности военнослужащих­миротворцев: беспристрастность, уважительное отношение к другим людям и народам, к их культуре, традициям, обычаям; корректность и тактичность; готовность во всех ситуациях строго соблюдать нормы морали и права, бескорыстность и честность; знание основных положений международного гуманитарного права и руководящих документов, регламентирующих миротворческую деятельность; стрессоустойчивость; способность самостоятельно и быстро ориентироваться, действовать, принимать решения. Более того, как показывает анализ, для разного вида миротворческих операций степень выраженности перечисленных качеств у личного состава должна быть различной: для поддержания мира более востребованными будут этические свойства, для принуждения к миру — волевые. Специфическими характеристиками обладает и структура морально­психологической готовности военнослужащих к выполнению иных «непрофильных», но тем не менее наиболее часто возникающих в настоящее время перед российскими воинскими формированиями задач: участию в борьбе с терроризмом, охране общественного порядка, обеспечении режима чрезвычайного положения, ликвидации чрезвычайных ситуаций. Вместе с тем выяснить, насколько обозначенные характеристики развиты у личного состава в конкретных соединениях и воинских частях, представляется возможным далеко не всегда. Причина главным образом состоит в том, что существующая в ВС РФ методика оценки морально­психологического состояния (МПС) военнослужащих ориентирована преимущественно на выявление его наиболее общих показателей, в основном применительно к задачам повседневной деятельности. Вопросы возникают и при оценке объективности результатов, получаемых, по сути, методом самооценки военнослужащими своих качеств, а также с оперативностью осуществления процедур сбора и фиксации первичных данных.

Вышесказанное свидетельствует о востребованности на всех уровнях военного управления качественно новых подходов как к оценке МПФ*, так и к использованию выводов из нее в процессе принятия решений. Фактически вопрос стоит о создании новых технологий, максимально реализованных и в программном обеспечении автоматизированных систем управления войсками (АСУВ). Исследования, проведенные в Военном учебно­научном центре Сухопутных войск «Общевойсковая академия ВС РФ», позволяют предположить, что данные технологии прежде всего должны отвечать следующим требованиям:

оперативность и простота сбора и обработки первичных оценочных данных;

репрезентативность используемых методик и комплексность их применения (в рамках одной технологии) с последующей интеграцией полученных результатов;

совместимость программных модулей технологий между собой и с программным обеспечением применяемых АСУВ.

Необходимость осуществления оценки и учета МПФ применительно к решению различных задач боевой и повседневной деятельности воинских формирований дает возможность предъявить к соответствующим технологиям и требование их дифференциации. В первую очередь оно реализуется посредством четкого определения основных параметров МПФ, оказывающих ключевое влияние на успешное выполнение той или иной конкретной задачи из обозначенных выше. В последующем под каждый такой параметр разрабатывается собственная система критериев, показателей, методов, индикаторов и средств оценки, а также программное обеспечение измерительных и расчетных операций, позволяющее на выходе получать данные в форме, понятной для программ поддержки принятия решений.

Например, основными параметрами оценки и учета МПФ в интересах принятия решения на бой целесообразно считать морально­психологическое состояние противника и своих войск. В свою очередь, как показывает исследование, оценку МПС следует производить по трем критериям: мотивационному (морально­политическому), эмоционально­волевому (психологическому), операциональному. Исходя из того что в рамках указанных критериев есть показатели, относительно стабильные в любое время, и те, которые можно измерить только после получения личным составом боевой задачи, в методику оценки МПС своих войск есть смысл включить два модуля, первый из которых реализуется в мирное, а второй — в военное время. При этом в мирное время измерение показателей, отнесенных к эмоционально­волевому и операциональному критериям, обеспечивается уже существующими оценочными процедурами* и потому не предполагает разработки новых. При наличии в АСУВ соответствующих баз данных значения указанных показателей вводятся в программу оценки МПС автоматически. Несложной с технической точки зрения является и процедура оценки уровня мотивации военнослужащих. Она может осуществляться с помощью анкеты, содержащей всего 6 вопросов, по четырехбалльной шкале. Все полученные в вышеизложенном порядке результаты оценки МПС сохраняются в электронном виде и обновляются по каждому подразделению два раза в год (после завершения зимнего и летнего периодов обучения).

В районе боевых действий оценка МПС военнослужащих дополняется показателями, измерение которых в мирное время нецелесообразно (в силу их высокой динамичности) или невозможно (по причине невыраженности). Как показало исследование, это следующие показатели: личностная значимость ведущейся вооруженной борьбы; вера в своих военачальников и непосредственных командиров; антагонизм (ненависть) к противнику; уверенность в превосходстве (победе) над противником; общее самочувствие; сформированность образа предстоящих действий в бою. Выбор данных показателей был сделан на основе результатов экспертного опроса о наиболее существенных характеристиках МПС военнослужащих на поле боя. В качестве экспертов привлекалось 260 офицеров преимущественно командных специальностей Сухопутных войск, в том числе 125 участников боевых действий. Оценку лучше всего производить методом экспресс­анкетирования военнослужащих (не более чем по 9 позициям), причем охват личного состава может быть снижен до 30 % (по основным подразделениям). В перспективе в качестве устройства ввода ответов на вопросы желательно использовать индивидуальный (абонентский) коммуникатор военнослужащего с соответствующим программным обеспечением. Зафиксированные таким образом первичные оценочные данные по локальной сети или каналу УКВ радиосвязи передаются на автоматизированное рабочее место (АРМ) подсистемы МПО, где обрабатываются и интегрируются с оценками МПС подразделений, полученными еще в мирное время. При всем том, что МПС противника есть смысл оценивать по критериям и показателям, описанным выше, сама методика оценки тем не менее должна быть иной. В ее основу следует положить экспертный анализ разведывательных сведений и другой релевантной информации (в том числе, поступившей из вышестоящих органов военного управления). Вместе с тем обозначенный вопрос требует дополнительного исследования.

Для принятия решения на боевые действия помимо данных о текущем состоянии МПФ для командира важно иметь и прогноз изменения МПС сторон. В связи с этим необходимо исходить из того, что динамика МПС прежде всего связана с воздействием внешних факторов. В первую очередь имеются в виду факторы, действующие на военнослужащих в ходе боя*, наиболее же значимыми из них в результате экспертного опроса признаны: огонь и удары противника, физическая защищенность личного состава; качество решения задач боевого и материально­технического обеспечения; эффективность огневой поддержки; степень взаимодействия с другими боевыми единицами и воинскими формированиями. Степень влияния каждого названного фактора (показателя боевой обстановки) на МПС военнослужащих для конкретного боя прогнозируется по трехбалльной шкале посредством экспертных оценок соответствующих специалистов (офицеров разведывательного отделения, отделения артиллерии, инженерной службы соединения), которые при этом могут опираться на данные, полученные с помощью объективных расчетных методик. На основании расчетов и субъективных оценок экспертов (с использованием специализированных электронных форм и расчетной программы) вычисляются интегральные коэффициенты боевой обстановки для каждой из противоборствующих сторон, что дает возможность произвести расчет их вероятных критических потерь. Определенность значений последних, в свою очередь, позволяет рассчитать критическое соотношение боевых потенциалов сторон и затем спрогнозировать наиболее значимые показатели общевойскового боя: величину группировки противника, удар которой может быть отражен в обороне или которая может быть разгромлена в наступлении (встречном бою); время выполнения боевой задачи и ее пространственные параметры; темпы наступления; достигаемую степень поражения противника. Помимо общего прогноза критических потерь сторон в бою, командира должны интересовать и частные характеристики МПС подчиненных подразделений. Анализ исторического опыта подтверждает: учет обозначенных характеристик дает возможность построить оптимальный боевой порядок, наметить предпочтительные для каждого его элемента способы действий. Вместе с тем выводы, полученные при оценке МПС сторон, нужны не только для определения параметров предстоящего боя. Без упомянутых выводов не обойтись и при выработке предложений по достижению морально­психологического превосходства над противником.

Одним из важнейших параметров МПФ, учитываемых при принятии решения на проведение миротворческой операции, также является МПС воинских формирований. Помимо МПС подразделений, ориентированных на участие в миротворческих операциях, к основным параметрам МПФ, которые подлежат оценке и учету при принятии рассматриваемых решений, следует отнести МПС противоборствующих сторон и информационно­психологическую обстановку в районе конфликта. Вместе с тем методика оценки МПС воинских формирований должна отличаться от описанной выше. Прежде всего, принимая во внимание специфические требования к военнослужащим­миротворцам, в рассматриваемую методику следует включить еще один критерий — морально­этический. Его основными показателями будут: непредвзятость, толерантность, корректность и тактичность, дисциплинированность военнослужащих. Кроме того, к операциональному критерию целесообразно отнести такие дополнительные показатели, как подготовленность к выполнению миротворческих задач (по программе заблаговременной подготовки миротворческих сил), способность самостоятельно ориентироваться, действовать и принимать решения, опыт участия в миротворческих операциях. Оценку целесообразно производить по четырехбалльной шкале методами тестирования и анкетирования военнослужащих, анализа результатов их боевой подготовки и состояния воинской дисциплины. Наличие четкой картины соотношения МПС воинских формирований по ключевым показателям позволяет определить, к выполнению какой задачи какое формирование в большей степени готово, а также какие меры необходимо предпринять для повышения этой готовности.

Таким образом, в связи с возрастанием роли морально­психологического фактора в деятельности войск его оценка и учет становятся важными условиями оптимизации решений командиров по всему комплексу задач, стоящих перед воинскими формированиями как в мирное, так и в военное время. Вместе с тем сегодня реализация этих условий невозможна без наличия соответствующих технологий и программных средств. В свою очередь, их разработка требует объединения усилий специалистов в области военного дела, морально­психологического обеспечения, автоматизированных систем и программирования.

Предыдущая запись

Следующая запись