Проблемы войны и мира: концептуальный взгляд через прошлое в будущее (100­летию С.А. Тюшкевича посвящается)

АННОТАЦИЯ. 25 декабря 2017 года доктору философских наук, профессору, лауреату Государственной премии СССР, заслуженному деятелю науки РСФСР, ветерану Великой Отечественной войны генерал-майору Степану Андреевичу Тюшкевичу исполнилось 100 лет. Статья посвящена раскрытию вклада юбиляра в развитие отечественной военной науки.

SUMMARY. On 25 December 2017, Major-General Stepan Tyushkevich, Doctor of Philosophy, Professor, USSR State Prize Laureate, Honoured Scientist of the RSFSR, veteran of the Great Patriotic War, will celebrate the 100-year birth anniversary. The article is devoted to his contribution to the national military science development.

 

Девиз научный Ваш весом и светел,

Он свят и дорог, словно Знамя:

В истории Вы ищете не пепел,

А главное — огонь и пламя!

А. Падерин

 

ЖИЗНЬ и деятельность С.А. Тюшкевича — это действительно достойное и полноценное отражение целой исторической эпохи в судьбе нашей Родины. Однако раскрыть личность ученого, не проделав хотя бы краткий анализ свершенного им в науке, просто невозможно.

В сфере научных интересов профессора С.А. Тюшкевича — философия, военные история и теория, проблемы войны и мира, политико-идеологические вопросы международных отношений и многое другое. Безусловно, одним из главных направлений его научных изысканий была и остается разработка проблем методологии военно-исторической науки, наиболее важных аспектов истории Великой Отечественной и Второй мировой войн. Огромна роль юбиляра в развитии отечественной военно-исторической науки1. За прошедшее десятилетие им опубликован ряд новых фундаментальных трудов в этой области2. Поэтому хотелось бы более подробно остановиться на вкладе Степана Андреевича в разработку философских и методологических проблем военной теории и практики. И это неслучайно — одним из главных направлений его научных изысканий была и остается разработка проблем военной науки, методологии ее исследования и развития.

Важным шагом в этом направлении явилось критическое осмысление марксистско-ленинской методологии военной науки, в исследование и описание которой Степан Андреевич внес немалый вклад. Нет сомнения, справедливо считает ученый, что основные положения марксистской методологии выдержали проверку временем и не потеряли своего значения до наших дней. Вместе с тем некоторые ее принципы и положения были либо абсолютизированы, либо упрощены, либо догматизированы. Но это не вина методологии, а вина тех, кто это сделал, в том числе тех, кто неумело применял их в военной науке. Методология марксизма, как и марксизм в целом, не виновата в том, что они оказались и канонизированными, и извращенными во многих отношениях.

Справедливость сказанного профессор С.А. Тюшкевич подтверждает выводами из исторического опыта существования и развития СССР в мирные годы и во время испытания войной своего единомышленника С. Кара-Мурзы: «…Только марксизм мог… соединить мировоззренческую матрицу русского общинного коммунизма с рациональностью Просвещения. И только этот новый “образ истинности”, соединивший идею справедливости с идеей развития, позволил России вырваться из исторической ловушки периферийного капитализма и совершить рывок, на инерции которого она протянула еще целых полвека после Второй мировой войны»3.

Базой для развития и практического применения в различных сферах общественной жизни, но прежде всего в обеспечении военной безопасности Отечества, его вооруженной защиты, считает С.А. Тюшкевич, служат современное передовое мировоззрение, диалектико-материалистический метод и специальные приемы и методы познания и применения его результатов на практике. В своем диалектическом единстве они дают изучающему ту ариаднину нить, следуя которой можно уверенно идти по пути отыскания истины в избранной сфере. Военная наука именно тогда имела наибольшие научные достижения, когда ее исследователи, творцы руководствовались передовыми философией и методологией. Однако необходимо помнить: достичь этого возможно лишь на основе изучения истории философии, военной истории, истории прошлых войн, армий, военного искусства. Выводы, сделанные при этом, — есть трамплин к подлинному знанию военного дела, овладению искусством защищать Родину, оберегать ее от военных опасностей и угроз.

Взаимосвязь истории с передовой современной философией и опора на диалектико-материалистическую методологию повышают эффективность, действенность военной науки как фактора духовной жизни общества. Она дает людям социальный и культурный опыт, в котором воедино слито и героическое, и драматическое. «Знание и понимание причин и условий возникновения войн в современных условиях, — указывает ученый, — позволяет определить возможные военные опасности и угрозы, видеть их характер, возможные пути развития, что крайне необходимо для эффективного решения задач по обеспечению нашей национальной безопасности, укреплению оборонной мощи страны и развития Вооруженных Сил»4.

Сосредоточивая в течение многих лет усилия на изучении, анализе и объяснении категорий военной науки на опыте истории, содержании Великой Отечественной войны, С.А. Тюшкевич никогда не ограничивался этим фронтом исследований. Новые принципы оценки войны, соотношения политики и войны, национальной и международной безопасности и ряд других, считает он, во многом обогащают методологию военной теории и военной истории, видоизменяют взаимоотношения различных областей знаний о войне. Новую базу обретают военная доктрина и военная наука, военное искусство. Толкование этих важнейших положений содержится в ряде крупных работ Степана Андреевича, в том числе в одной из первых его монографий «Философия и военная теория» (1979), в книге «Отечественная военная наука: страницы истории, проблемы, тенденции» (2001), в цитировавшемся труде «Законы войны: сущность, механизм действия, факторы использования» (2002), дополненном новой, 4­й, частью «Из опыта актуализации военной теории и методологии» в недавно вышедшем втором издании под заглавием «О законах войны (вопросы военной теории и методологии)», в монографиях «Новый передел мира» (2003), «В прошлом ищут не пепел — огонь» (2008 год, переиздана с дополнениями в 2017 году под заглавием «Борьба за Огонь») и «Негасимое пламя Великой Победы» (2013), разработанных с использованием многих опубликованных им в периодической печати материалов. Большое место в данных трудах отведено анализу отечественного опыта решения военной наукой современных проблем военной и политической практики, выводам и рекомендациям, вытекающим из него, а также обоснованию мер по преодолению кризисных явлений.

В трудах профессора С.А. Тюшкевича рассматриваются не только общие вопросы войны и мира, но и более конкретные. В них исследуются проблемы военно-политической обстановки в мире в переходный период, милитаризма, различ­ные аспекты международной безопасности, стратегической стабильности, военной безопасности России и другие. Сначала эти проблемы и вопросы анализировались в его монографии «Стратегическая стабильность в историческом измерении» (1995), а позже — в двух изданиях названной монографии о законах войны (2002, 2017).

Что касается первой книги, то в ней основное внимание уделено стратегической стабильности в мире и военной безопасности Отечества, обеспечение которой остается актуальным и сейчас, ибо стратегическая стабильность под влиянием различных факторов нарушается, что приводит к новым военным опасностям и угрозам, к очагам военных конфликтов в разных, особенно «горячих», регионах и — к гонке вооружений в разных странах. Об этом, в частности, свидетельствуют вооруженные агрессии США и их союзников в Югославии, Ираке, Ливии, а также их стремление создать с целью минимизации ответного удара по своим силам элементы стратегической ПРО вблизи западных и восточных границ России.

В связи с вышесказанным рассматриваются опасности и угрозы, их отличия друг от друга и их взаимосвязь. Это важно потому, что нередко эти понятия отождествляются, применяются некорректно. Между тем, как говорится в книге, военная опасность выступает как потенциальная возможность возникновения войны, вооруженного конфликта. А военная угроза — это реальная, действительная опасность, которая исходит от определенного носителя (субъекта) военно-политических отношений и направлена против другого их носителя (субъекта). И одни, и другие имеют те же источники и причины, что присущи вооруженным конфликтам, войнам большим и малым.

С.А. Тюшкевичу удалось раскрыть диалектику действия двух тенденций. Одной — к установлению однополярного мира, а другой — многополярного; недопустимость однополярного мира и преимущества многополярного с несколькими центрами силы. Это означает многообразие политического, экономического и культурного развития стран. В этих условиях растет понимание того, что необходимы взаимное уважение, равенство и взаимная выгода, а не гегемонизм и силовая политика; диалог и сотрудничество, а не конфронтация. Это тем более важно, что роль военной силы в мировой политике не уменьшается, а, напротив, с учетом ядерного оружия нарастает.

Отечественная философия, военно-историческая наука и военная теория, безусловно, получили приращение с публикацией выдержавшего два издания фундаментального комплексного междисциплинного труда С.А. Тюшкевича, посвященного законам войны. До издания его первого варианта (2002) профессором С.А. Тюшкевичем было опубликовано немало работ по детерминизму в военной и военно-исторической науках, особенно таким его составляющим, как причинность, необходимость и случайность, закономерность, по истории Второй мировой и Великой Отечественной войн, их итогам и урокам и, что немаловажно, по вопросам методологии исследования и объяснения природы этих военно-политических событий.

Однако пришло время свести эти наработки воедино, а затем и развить их в новом издании с учетом изменившихся за емкие 15 лет XXI века международных и внутрироссийских условий, показать их влияние на военную науку и, что самое главное, оценить перспективы ее развития и применения в реальной политике. С.А. Тюшкевич в своем труде рассмотрел проблему законов войны системно, исследовал, а в ряде случаев и лично сформулировал или уточнил дефиниции законов войны, опираясь на достигнутый уровень военной науки, построил стройную теоретическую систему.

Около двадцати лет до этого работы, посвященные общенаучным и методологическим проблемам такого не изжившего себя, к сожалению, до сих пор явления, как война, по существу не издавались. Объясняется это просто: исследователей такого масштаба и такой широты кругозора попросту не оказалось, да и самому Степану Андреевичу потребовалось определенное время, чтобы осмыслить драматические изменения, произошедшие в нашей стране и в целом в мире под воздействием системного кризиса, а затем и оценить влияние новых явлений XXI века на военную науку. Были, конечно, отдельные труды, которые автор глубоко и тщательно проанализировал и указал в списке литературы. Однако они затрагивали лишь тот или иной аспект науки о войне.

Уникальность этого труда, сочетаемая с его фундаментальностью, заключается в том, что он содержит свод научных знаний о законах войны, их системе, механизме проявления в конкретных условиях, а также сведения и положения о формах и способах познания многообразных типов и видов законов войны, об их использовании в ходе войны, вооруженной борьбы в интересах достижения поставленных целей. Именно это обстоятельство делает оправданным и, более того, важным подробный анализ содержания труда, состоящего в первом издании из трех взаимосвязанных частей и приложения, а во втором дополненного новой частью, раскрывающей проблемы актуализации военно-научных знаний.

В первой части труда «Война и ее законы» (это наиболее сложная и важная его часть) война рассматривается как историческое и социально-политическое явление — экстремфеномен, раскрываются ее сущность, содержание, типы и виды, подчиненность войны объективным научным законам. Здесь глубоко анализируются и показываются особенности эмпирического (чувственного) и теоретического (логического, рационального) познания закономерных отношений войны, научная система ее собственных законов, объясняется механизм их действия.

Автор показал несостоятельность «уравнивания в правах» войны как насильственной вооруженной формы взаимоотношений государств и других «войн» — экономической, финансовой, идеологической, дипломатической и т. п., которые являются видами конкурентных международных отношений. В военное же время эти формы борьбы хотя и обостряются, но все равно лишь дополняют и обеспечивают главную, решающую форму борьбы — вооруженную. Собственно война по своему содержанию отличается от всех других «войн» сущностным признаком — вооруженной борьбой, которая придает войне в ее первоначальном понимании присущее только ей качественное свойство. Оно заключается в том, что войну ведут вооруженные силы и народы в целом, в то время как другие формы борьбы, сопутствуя вооруженной борьбе, ведут гражданские государственные институты. Кроме того, они могут применяться и в мирное время. Вкладывая именно такой смысл в понятие «война», автор вскрывает системные законы этого сложного явления.

Философу С.А. Тюшкевичу неслучайно присвоено ученое звание профессора в области военной истории. Проблему использования законов войны он уже много лет решает, анализируя богатый исторический материал, прослеживая изменение содержания войны с древнейших времен до наших дней. Автор показал, что война прошла сложный диалектический путь развития: в первобытном обществе она была практически тождественна вооруженной борьбе, направленной на обеспечение условий существования групп людей (борьба за расширение пастбищ, районов охоты и т. п.); в XXI веке война существенно осложнилась по содержанию, приняла межгосударственную форму и имеет целью, как правило, борьбу за финансовые, природные, энергетические, биологические и другие ресурсы.

В рассматриваемом труде отмечается, что развитие военной теории, глубокое осмысление всего, что рождено и рождается революцией в военном деле, — важнейшая обязанность военных кадров. Постижение сущности современных войн, их социально-политического, военно-технологического и стратегического характера, совершенствование системы законов военной науки и принципов военного искусства — необходимое условие успешного решения задач, стоящих перед Вооруженными Силами России. В этом смысле особое значение имеют следующие содержащиеся в труде положения.

Принципиально важным является положение о сущности войны как продолжения политики определенных классов, государств средствами вооруженного насилия, обоснованию и развитию которого Степан Андреевич уделил особое внимание. Политика порождает войну, определяет цели войны, ее социально-политический и военно-стратегический характер; оказывает решающее воздействие на общество в целях создания и использования необходимой военной мощи; обеспечивает достижение поставленных целей с помощью не только вооруженного насилия, но и других видов борьбы в войне (экономической, научно-технической, дипломатической, идеологической); обусловливает характер и направленность послевоенного мира.

Другая сторона сущности войны — вооруженная борьба — обладает свойством обратного воздействия на политику: она может заставить пересмотреть не только политические цели войны, но и всю внутреннюю и внешнюю политику воюющей стороны (воюющих сторон), политическую систему общества, его духовную жизнь, экономику и т. д. Более того, возникновение ракетно-ядерного оружия и других видов оружия массового поражения коренным образом изменило не только характер вооруженной борьбы, но и ее политическое содержание, сделав войну в целом иррациональной, неспособной обеспечить достижение поставленных политических целей.

На этом основании в труде убедительно доказывается, что так называемое новое толкование войны, игнорирующее вооруженную борьбу как ее решающий специфический признак, несостоятельно. Неправомерно также утверждать, что войны могут быть и без применения вооруженного насилия, что они не обязательно связаны с непосредственным применением оружия, что и «горячие», и «холодные» войны — явление одного сущностного порядка, что противоборство государств и социальных сил, национальных и иных движений в современных условиях, даже без вооруженной борьбы — это тоже война.

Исследовав и раскрыв смысл, сущность войны, С.А. Тюшкевич приступает к рассмотрению системных законов этого чрезвычайно сложного и противоречивого общественного явления. При этом он отмечает, что процесс познания законов исторически и логически включает два этапа. Первый — эмпирический, в основе которого лежит воспроизведение и использование опыта подготовки и ведения вооруженной борьбы, войн; второй — рациональный (логический, теоретический), в основе которого лежит познание сущности явлений и процессов вооруженной борьбы, войн, их взаимосвязи и взаимодействия.

Сначала полководцы и исследователи как бы «почувствовали», что в ходе военных действий возникают определенные связи и отношения, которые буквально диктуют ход борьбы и во многом предопределяют ее исход. Воспроизведение и использование опыта как раз и составило содержание эмпирического (чувственного) этапа познания законов войны. Расширенное обобщение такого опыта в мемуарах, трактатах на фоне общего бурного развития военно-исторической науки привело к качественно новому методу и уровню познания законов войны — логическому (рациональному). При этом отмечается, что процесс творческого познания законов войны — это и есть процесс развития самой военной науки как особой отрасли научных знаний. Чем глубже, основательнее показаны законы вооруженной борьбы, войны, чем совершеннее их теоретическая система, тем более зрелой является военная наука. Это означает, что процесс познания законов войны, совершенствования военной науки продолжается.

Предназначение научной системы законов войны автор видит в том, что она должна «быть важнейшей теоретической основой военной науки, ее ядром, и в этом случае выступать в качестве основы военной политики государства, его военной доктрины, военного строительства»5. В основу построения системы он, «опираясь на достижения советской военно-теоретической школы»6, положил принцип полного охвата цикла жизни войны как соци­альной системы — от зарождения до перехода в другие стадии и уровни развития.

Автор выделяет и подробно анализирует следующие группы системы законов войны: законы зарождения и возникновения войны — генетические; законы, определяющие и «стабилизирующие» ход войны — функциональные; законы, управляющие переходом войны из одного состояния, качественного уровня в другое — законы развития7.

Знание первой группы законов (генетических) необходимо для понимания истории войн, их места в жизни человеческого общества на каждом конкретном этапе его эволюции, а также для предотвращения войны, особенно в наше неспокойное время. Эти законы позволяют понять причины войны, условия, в которых они действуют (могут проявиться). Это крайне важно для политического и военного руководства, для выработки военной политики и военной доктрины.

Серьезным научным вкладом в развитие системы законов войны является выявление автором закона зависимости зарождения, хода и исхода войны от соотношения геополитического и демографического факторов8. Учет действия этого закона очень важен для современной России, так как внутри и вокруг нее произошли и происходят серьезные геополитические и демографические изменения. Незаселенность и разрушение экономической инфраструктуры огромных пространств вследствие критической неравномерности их заселения при неясных демографических перспективах, усугубляемые расширением блока НАТО на Восток, выдвижением к российским границам его крупных ударных группировок войск, развертыванием систем наступательного и оборонительного оружия, комплексов разведки, контроля и оповещения, необорудованностью границ между странами СНГ, — все это создает для России условия, когда законы войны в случае ее развязывания будут действовать против нее. Это вызывает необходимость принятия экстренных превентивных компенсационных мер комплексного характера.

Вторая и третья группы законов войны позволяют определять политику, стратегию и военное искусство в том случае, если война становится фактом. Тогда знание этих законов становится основой деятельности военных кадров, войск, направленных на отражение агрессии и достижение победы.

Как в теоретическом, так и в практическом отношении интересны и поучительны положения труда о системе связей и отношений, обусловливающих возникновение войн, их характер, ход и исход. Это не только причины, условия, но и интересы и цели в войне, необходимость и случайность, возможность и действительность, необходимость и свобода, а также некоторые другие связи и отношения, которые охватываются понятием детерминизма. Знание этих связей и отношений, считает С.А. Тюшкевич, важно и для исследовательской, теоретической деятельности, и для практической, прежде всего потому что деятельность людей входит в механизм действия и использования законов войны. Это означает, что человек не бессилен, а может создавать более или менее благоприятные (совсем неблагоприятные) условия и для действия законов, и для их использования, что чревато отрицательными последствиями. Как же точны выдвинутые положения! Еще в первом издании труда С.А. Тюшкевич предвидел (и предупреждал!) последовавшие вскоре события в Южной Осетии, вызванные отсутствием у грузинского «всенародно избранного» президента М. Саакашвили ответственности за свои сумасбродно-свободные действия перед своим и другими народами, а затем и вызванные не без влияния извне «майданные» потрясения в Украине, приведшие к кровавым событиям и расколу страны.

Важно различать законы войны и законы вооруженной борьбы, учит нас Степан Андреевич, рассматривая последние в специальном разделе третьей главы второго издания труда. Для военных кадров особое значение имеет понимание того, что законы вооруженной борьбы являются как бы проекцией разработанной С.А. Тюшкевичем системы законов войны на собственно вооруженное противоборство. В данной связи весьма поучительно в труде говорится о принципах военного искусства, которые основываются на законах вооруженной борьбы и выводятся из них.

Автор справедливо подчеркивает, что «окончательного решения» проблемы законов войны быть не может, так как они историчны. «Историзм законов выражается в изменении тенденций, действующих в войне и вооруженной борьбе»9. Действительно, изменение содержания войны и вооруженной борьбы, тем более в сторону усложнения, неизбежно приводит к эволюции и их онтологических связей и отношений. В результате этого одни законы могут проявляться не столь явно, вплоть до полного отмирания, другие — усиливать свое действие.

Наконец, могут появляться новые законы и закономерности, обусловленные как качественными изменениями в содержании военного противоборства, например, в связи с использованием космического пространства, оружия на новых физических принципах и кибернетических систем управления, так и усилением влияния изменений в окружающей среде на ход военных действий (наступление «ядерной зимы» в случае массированного применения ядерного оружия, загрязнение атмосферы, литосферы, морей и океанов, изменение климата после вызванных войной экологических катастроф и др.). Именно установление и анализ действия принципа историзма позволили автору сделать вывод о том, что система законов войны должна быть открытой.

Вторая часть труда, «Условия и факторы использования законов войны», посвящена анализу целенаправленной деятельности политического и военного руководства, командиров и войск. В ней раскрываются особенности использования законов в войнах различных исторических эпох, особенно в Великой Отечественной войне советского народа 1941—1945 годов, говорится о специфике сознательной деятельности людей в войне.

В третьей части труда, «Методологические функции научных законов войны», сформулированы теоретико-методологические положения и рекомендации, имеющие важное значение для понимания структуры и содержания современной военной теории, военной науки, тенденций их развития, а также таких их слагаемых, как теория победы, теория военной безопасности и т. д. О необходимости знания механизма эволюции законов вооруженной борьбы и войны как обязательной, необходимой предпосылке творческой деятельности военных кадров, включая военных историков, убедительно говорится в специальном разделе труда10.

Научная система законов войны играет важную роль во взаимосвязи и взаимообусловленности военной и военно-исторической наук, исключающих так называемые субординационные отношения между ними, справедливо считает автор. Специфика состоит в том, что военная история исследует преимущественно связи, характеризующие войну и армию в хронологическом развитии, а военная наука — структурные связи. Поэтому каждая из этих относительно самостоятельных наук выражает различные методы познания — исторический и теоретический. Существенно отличаются у них также объекты и предметы исследования.

Важным показателем фундаментальности труда юбиляра о законах войны является вскрытие взаимосвязи военной теории и практики. Разработка первой осуществляется в интересах второй, разработка методологии познания и осмысления законов войны ведется в интересах обеспечения военной безопасности России, осуществления ее военной реформы и развития Вооруженных Сил. Обратной стороной этой взаимосвязи является использование огромного эмпирического материала, в первую очередь опыта Второй мировой и Великой Отечественной войн, революционных перемен в военном деле в послевоенные годы, опыта локальных войн и вооруженных конфликтов, включая явно агрессивные акции США и некоторых их союзников во второй половине ХХ — начале ХХI века против ряда суверенных стран (например, против Вьетнама, Ирака, Югославии, Ливии…) и так называемые гуманитарные интервенции, в интересах углубления военной теории, уточнения законов и закономерностей войны, чему во втором издании труда С.А. Тюшкевичем уделено огромное внимание в новой, четвертой части «Из опыта актуализации военной теории и методологии», заключительная глава которой, «Необходимое условие развития военной науки», разработана автором на основе его одноименной статьи в журнале «Военная Мысль»11.

В целом труд имеет большое познавательное, мировоззренческое и методологическое значение и должен быть настольной книгой каждого, кто имеет дело с военно-научной проблематикой. Он дает военным кадрам теоретико-методологический инструмент решения главной задачи — подготовки с опорой на военную науку к защите Отечества. Крайне важен следующий вывод автора: «… объективные законы войны и вооруженной борьбы всегда были и остаются основой всей сознательной деятельности на войне». Их учет есть условие победы над любым агрессором в войне, а в мирных условиях — важнейший фактор обеспечения военной безопасности России и предотвращения войн.

Профессор С.А. Тюшкевич одним из первых отечественных ученых дал выверенное историко-философское и военно-научное объяснение многим военным явлениям, включая причины войн, законы и закономерности их хода и развития, составляющие победы и цену войны. Непререкаем его вывод о том, что действуют причины войн общие, особенные и частные, в том числе и случайные, проявляющиеся, конечно, в зависимости от конкретно складывающихся объективных условий и субъективных обстоятельств.

Общие причины войн и сейчас активно влияют на общественные отношения на всех их уровнях. Возможности их проявления и действия существенно определяются рядом обстоятельств, в которых особую роль играет всеобщая глобализация политики, экономики, военно-политических, информационных и иных процессов. Она протекает в борьбе двух основных тенденций: тенденции формирования однополярного мира во главе с США и в интересах США и так называемого золотого миллиарда, и тенденции формирования многополярного мира в интересах подавляющего большинства государств.

Эти тенденции проявили себя уже в минувшем столетии12. Попытки фашистской Германии и ее союзников по антикоминтерновскому пакту устроить мир в своих интересах и по своему образу и подобию, т. е. сделать мир однополярным, потерпели крах. В развязанной ими Второй мировой войне они были разгромлены. Одновременно изменился и баланс сил на всех уровнях в количественном и качественном отношениях. Возникновение биполярного мира после Второй мировой войны на некоторое время ослабило тенденцию формирования однополярного мира, причем существенно, хотя и не устранило ее с арены мировой истории. Основным и главным ограничителем этой тенденции являлись СССР и возглавляемая им Организация Варшавского договора.

Однако после, как справедливо считает профессор С.А. Тюшкевич, подготовленного извне с опорой на внутренние деструктивные силы развала Советского Союза и самороспуска ОВД военно-политическая обстановка в мире и ход истории вновь изменились: США и НАТО предприняли отчаянные усилия для формирования однополюсного мира и осуществления своей политики глобального господства. В первую очередь это военные усилия и экономический диктат. Каждый подобный шаг США и их сподвижников ведет к усилению несправедливости в распределении собственности не только на глобальном, но и на региональном и национальном уровнях. Это главная причина, считает С.А. Тюшкевич, порождающая войны и вооруженные конфликты в XXI веке. К сожалению, этот фактор не стал единственным; взаимодействуя с другими источниками (общими причинами) войн, он усиливается и модифицируется.

Это, во-первых, неблагоприятный для большинства стран баланс военных, политических и экономических сил в мире, существенно ограничивший их роль в решении международных проблем, а также отрицательно влияющий на деятельность и авторитет ООН.

Во-вторых, активизировались прежние и возникли новые силы сепаратистского, террористического толка, выступающие под религиозными, идеологическими, этническими и иными лозунгами и предлогами. К тому же терроризм превратился в международное явление.

В-третьих, глобализация наложила глубокий отпечаток на сферу межгосударственных и межцивилизационных отношений, привела к нетерпимости инакомыслия, дала опасные направления неприятию образа жизни многих народов, избравших свой путь развития.

Однако общие причины, источники войн действуют не автоматически. Они проявляются в деятельности определенных политических сил, которые во имя своих корыстных интересов применяют военную силу. При этом общие причины войн актуализируются через особенные и единичные причины и, как правило, проявляются в частных и даже случайных причинах, а также в поводах и предлогах, причем всегда в зависимости от конкретных обстоятельств и условий. Подтверждением этому служит вся история войн прошлых эпох и новейшего времени.

Современная военно-политическая обстановка в мире, соотношение сил в глобальном и региональных масштабах, характер и тенденции развития военного дела под воздействием научно-технической революции, а также содержание деятельности господствующих в мире военно-политических сил позволили ученому прорисовать некоторые контуры войн и военных конфликтов настоящего и будущего, имея в виду их социально-политические, военно-технические и правовые аспекты.

Первый. Инициаторами новых войн и военных конфликтов в первую очередь могут выступить достаточно мощные в экономическом и военном отношении государства (например, США), отчасти потому, что нет больше СССР как адекватного противовеса. Войны могут начаться под мнимыми предлогами защиты или установления системы демократии, защиты справедливости, прав человека, общечеловеческих ценностей и т. п. Но могут начаться войны и за независимость, защиту суверенитета и т. п.

Спектр войн по-прежнему может быть достаточно широк по всем основаниям: социально-политическим, правовым и стратегическим. Так, по социально-политическим основаниям возможны войны, соответствующие национальным интересам и не соответствующие им; справедливые и несправедливые войны; войны, различающиеся по типу разрешения противоречий — политические, экономические, территориальные, национально-этнические, религиозные, а также по социально-политическому составу воюющих сторон — межгосударственные, национально-освободительные и гражданские. В правовом отношении войны могут быть как нарушающие международное право, так и ведущиеся в соответствии с международным правом. В стратегическом отношении войны могут быть как военные акции, локальные, мировые, скоротечные, затяжные, коалиционные и двусторонние; по способу ведения боевых действий — наступательные, оборонительные, маневренные, позиционные; по применяемым средствам — ядерные и с применением обычных средств поражения; по напряженности — высокой, средней и низкой интенсивности.

Второй. Возможны изменения военно-политических целей войн: не разгром противника и не захват его территории, а дезорганизация в политической, экономической, военной и иных сферах деятельности, принуждение принять невыгодные противнику условия без особых затрат и потерь со своей стороны (как было, например, с Сербией).

Третий. Вероятно расширение пространства ведения вооруженной борьбы: от сражений на сухопутных ТВД к совместным операциям (воздушно-космическим, воздушно-наземным, наземно-морским) и до освоения информационного континуума. Проявит себя тенденция объединения действий всех видов и родов войск, действий наступательных и оборонительных стратегических сил и средств в воздухе, космической среде и т. д.

Четвертый. Проявится новая диалектика войны: от завоевания инициативы и превосходства в информационной сфере к созданию превосходства в воздушно-космической сфере и на этой основе изменение соотношения сил в свою пользу. В результате — достижение в вооруженной борьбе количественно-качественного превосходства в силах и средствах.

Пятый. В связи с тем, что контактный бой все больше заменяется ударами крылатых и баллистических ракет, вероятно изменение соотношения стратегии, оперативного искусства и тактики. Неизбежно изменение временных соотношений в вооруженной борьбе: увеличение периода подготовки к ней и сокращение продолжительности самого действия. Проявится опережающее развитие средств и способов поражения по сравнению со средствами защиты.

Шестой. Неизбежен постепенный переход от управления войсками к управлению вооруженной борьбой и войной в целом.

Седьмой. Возрастет значение стратегического неядерного сдерживания агрессора от развязывания военных действий любым оружием путем создания реальной угрозы нанесения ему неотвратимого неприемлемого ущерба высокоточным оружием.

Представления о войнах минувшего века и некоторых чертах будущих войн, считает Степан Андреевич, меняются, и необходимы новые теоретические исследования проблемы войны, ее сущности и содержания, характера, типов и видов и т. п. Их результаты должны служить решению проблемы обеспечения военной безопасности России в новых исторических условиях, выполнению Вооруженными Силами функций обеспечения ее суверенитета, целостности и процветания.

Мощным оружием в этой неустанной борьбе за безопасность и суверенитет Родины стали идеи фронтовика С.А. Тюшкевича, изложенные им в ряде трудов, в том числе в монографии «Долг и память»13.

Чтобы преодолеть кризисное состояние в России, считает профессор, необходимо привести в действие материальные и духовные факторы развития при обязательной опоре на огромный потенциал Великой Победы. Актуализация последнего является первостепенной задачей политического руководства государства, политических партий, общественных организаций, всего народа. Он может вдохновить народ на деятельность по преодолению системного кризиса, обеспечению устойчивого развития России, а в случае необходимости — и на ее защиту.

Обществу, чтобы развиваться, нужны нравственные ориентиры и консолидирующая идея, цель. Поучительный опыт реализации подобных идей и целей был накоплен в мирные годы развития советского общества. Степан Андреевич далек от того, чтобы его идеализировать, ибо полностью справедливое и устраивающее всех живущих в нем людей общество может существовать только как идеал, к которому необходимо стремиться, но воплотить который невозможно. Однако следует признать, что советское общество сделало серьезный шаг на пути к этому идеалу и, несмотря на различные (в том числе и драматические) перегибы и отклонения, оно было обществом социальной справедливости14.

В неразрывной связи с выбором типа (характера) общества должна находиться разработка (выработка) национальной идеи. История свидетельствует: что бы ни делалось в обществе, в государстве для улучшения жизни, не будет общенародного результата, если народ лишен общей, объединяющей идеи. Например, осуществляемые национальные проекты в области здоровья, образования и т. п. — дело хорошее, нужное. Однако лишенные общей большой идеи, будучи реализованными, они, конечно, дадут положительный результат, но вывести общество из глубокого кризисного состояния не смогут.

Вот и сейчас, в постсоветской России, предпринимаются усилия, чтобы как-то улучшить положение народа. Но делается это, к сожалению, без большой, общенациональной идеи. Степан Андреевич видит причину этого в том, что неолиберальные реформы нанесли смертельный удар по принципу социальной справедливости, привели к страшной поляризации российского общества15.

Формирование национальной идеи — не изолированный акт: он неразрывно связан с осознанием национальных интересов России в реалиях XXI века. Вся прежняя история свидетельствует, что общество, го­сударство с развитым самосознанием обычно не поступаются своими национальными интересами добровольно. Высшие интересы России как выражение потребностей общества, побуждений государства, отдельных социальных групп, личностей, взятых в совокупности, охватывают все формы их жизни и деятельности — от материальной до духовной, имеют внутренний аспект и внешнюю направленность.

Они не возникли на пустом месте. Какой бы самостоятельностью ни обладала Россия, ее национальные интересы так или иначе содержат в себе прошлое страны, особенно ближайшее, но в «снятом» виде. В основном же именно ось национальных интересов образует настоящее и будущее России. Под осью интересов здесь понимаются определенные представления (идеи, доктрины, концепции) об обществе, государственности в сочетании с определенной системой власти, т. е. политическим режимом. При всем разнообразии представлений на этот счет можно говорить, что уже утверждается нужная тенденция. Ее суть состоит в том, что приоритетный национальный интерес России выражается в сохранении ее территориальной целостности как многонационального федеративного государства, единого экономического и культурного пространства, в обеспечении безопасности всех российских народов и Российского государства в целом. Россия должна сохраниться в мировой системе как самостоятельный центр силы, взаимодействующий как с Востоком, так и с Западом16.

В новых, весьма сложных условиях профессор С.А. Тюшкевич продолжает решать фундаментальные вопросы, охватываемые понятием «война и мир», к которым он обращается в ряде трудов17. Поскольку наивысшей ценностью человеческой цивилизации является мир, и передовая, наиболее прогрессивная часть человечества ведет борьбу против войны, за мир, то, по мнению Степана Андреевича, правомерно говорить о понятии «мир и война», пора сменить акцент исследований с изучения военного искусства (т. е. искусства подготовки и ведения войн, что, в принципе пока не теряет своего значения) на изучение опыта и выработку концептуальных положений «искусства предотвращения войн и поддержания мира».

В ядерную эпоху особенно остро стоит вопрос о предотвращении ядерной войны — как большой, так и малой. Масштабы ядерной опасности для народов и государств, да и жизни вообще настолько огромны, что другой постановки быть не может. Осознав это, человечество, к сожалению, как показали события конца XX — начала XXI века, все же продолжает идти по тропе войны. В ядерную эпоху все большее значение приобретают философия мира, его культура, а на их основе конкретные действия по укреплению национальной и международной безопасности и стабильности.

Новая диалектика войны и мира, ее обусловленность происходящими в мире процессами, в первую очередь глобальными, углубляют наши представления о характере и путях исторического процесса, цивилизации, судьбах государств, народов, классов, социальных групп и отдельных личностей. Единство человека и природы, общества и личности, органическая и всевозрастающая взаимосвязь и взаимопроникновение явлений и процессов — это и многое другое рождает новое миропонимание, способствует социализации и гуманизации общественных отношений. «Мир, а не война должен характеризовать как отношения отдельных государств, так и всю систему межгосударственных отношений в целом»18. Однако, замечает Степан Андреевич, этим процессам упорно и настойчиво агрессивно противодействуют неолиберальное мировоззрение, нестареющий милитаризм и глобализация по-американски. Стремление навязать «однополярный мир» — тормоз и препятствие развитию цивилизации на мирных основах.

Война как общественно-политическое явление уйдет из человеческой цивилизации, убежден Степан Андреевич, когда будут устранены причины, порождающие это явление. Но этого мало. Войн не будет, когда такие силы, как личность, общество и государство, во всех странах начнут действовать в одном направлении, во имя одной цели, войдут в «резонанс». Это будет качественно новое явление в истории человечества. Пока же необходимо бороться с войной, а для этого ее как явление нужно постоянно и всесторонне изучать, считает профессор. И не устает делать это.

Современная российская военная наука достаточно хорошо развита, накопила огромный эмпирический материал, обладает развитой теорией исторических процессов, овладев которыми, мы можем достаточно верно судить о прошлом, содержащем в себе как драматическое, так и героическое, искать и находить в нем не пепел, а пламя. В это свято верит ветеран Великой Отечественной войны, корифей военной науки генерал-майор Степан Андреевич Тюшкевич.