Выход из боя и отход

21

Полковник запаса С.А. БУЯНОВСКИЙ, доктор военных наук

 Полковник запаса В.А. РУНОВ, кандидат военных наук

ВЫХОД из боя и отход организуются и осуществляются в целях вывода войск из­под ударов превосходящих сил противника, занятия ими более выгодного положения для последующих действий, а также высвобождения сил для использования на других направлениях. Сущность отхода как вида боевых действий заключается в предельно быстром отводе главных сил объединения или соединения (части) на конечный рубеж (в указанный район).

От маневренной обороны выход из боя и отход отличается тем, что войскам не ставится задача максимально возможного поражения противника, хотя и продолжается ведение боевых действий с ним. А отличие от маневра заключается в том, что отход начинается из положения непосредственного соприкосновения с противником, т. е. связан с выходом войск из боя.

В советской военной науке впервые отход войск на новые рубежи был рассмотрен в книге А. Сыромятникова «Оборона», изданной в 1928 году. В ней автор отмечает, что при правильной организации отхода «противник, в сущности, не прорывает оборону, а влезает в то или иное количество маневренных мешков, расставленных наподобие капканов по всему обороняемому фронту»1. Однако в этом труде вопросы организации и осуществления выхода из боя и отхода не рассматривались подробно.

В 30­е годы прошлого столетия вопросам организации отхода советские военные ученые уделяли неоправданно мало внимания. В последнем предвоенном учебнике «Общая тактика», изданном весной 1941 года, указывалось, что при отходе «надо немедленно избрать удобный оборонительный рубеж в тылу, разбить его на полковые участки и приказать частям самостоятельно начать одновременный и постепенный отход на этот рубеж». Таким рубежом могла стать любая удобная для обороны позиция, подготовленная ударной группой дивизии и находящаяся на удалении 4—6 км от переднего края главной полосы обороны. При этом оговаривалось, что «отход сразу на слишком удаленный рубеж… невыгоден и опасен… и может легко обратиться в поспешное и беспорядочное отступление»2.

Отход должен был осуществляться перекатами. Определялось, что «при отходе на первый рубеж и занятии его необходимо сразу же вывести часть сил во второй эшелон… и направить их на следующий в тылу ближайший удобный оборонительный рубеж»3.

В начале Великой Отечественной войны соединения и части армий прикрытия государственной границы вынуждены были отходить в трех основных случаях: под давлением превосходящих сил противника с фронта; в связи с глубоким вклинением противника на соседних участках и при глубоком охвате обороняющихся войск с флангов; при принятии решения вышестоящим командующим (командиром) об отводе войск на более выгодный рубеж.

Анализ имеющихся архивных документов периода Великой Отечественной войны свидетельствует, что соединения и части, как правило, отходили на очень значительные расстояния, и в ряде случаев решение на отход командиры принимали самостоятельно. отход войск нередко приобретал характер беспорядочного отступления, а иногда и панического бегства. Особенно это было характерно для 188­й, 126­й и 128­й стрелковых дивизий 11­й армии Северо­Западного фронта, соединений 3­й и 10­й армий Западного фронта. Так, командующий войсками Западного фронта генерал армии Д.Г. Павлов, ставя задачу на отход 3­й армии 25 июня 1941 года, предписывал: «Предстоящий марш совершать стремительно днем и ночью под прикрытием арьергардов. Отрыв произвести на широком фронте. Первый скачок 60 км в сутки и более»4. А начальник штаба этого фронта генерал­лейтенант В.Е. Климовский, ставя задачу на отход 10­й армии, потребовал отвести ее соединения всего за одну ночь на расстояние в 70—75 км5.

В результате столь стремительного отхода управление войсками со стороны командующих 3­й и 10­й армиями Западного фронта было потеряно, часть соединений и частей попала в окружение и оказалась разгромлена, а темпы наступления противника, особенно его танковых соединений, на отдельных направлениях достигали 50 км в сутки.

В то же время отмечается, что в 5­й и 6­й армиях Юго­Западного фронта отход происходил в соответствии с требованиями предвоенных уставов, и, как результат, темпы наступления противника на этих направлениях не превышали 25 км в сутки6.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что более приспособленными для организованного выхода из боя и отхода были моторизованные дивизии механизированных корпусов, обладавшие значительно большей подвижностью, чем пехотные соединения. Так, 81­я моторизованная дивизия 4­го механизированного корпуса 6­й армии в процессе отхода на протяжении 14 суток (24 июня — 7 июля 1941) вела боевые действия на восьми основных и нескольких промежуточных рубежах, сохранив при этом боеспособность всех своих частей7.

В годы Великой Отечественной войны чаще всего отход осуществлялся при невыгодном тактическом или оперативном положении войск, когда только путем занятия тылового рубежа можно было высвободить часть сил и средств для создания резервов или ведения активных боевых действий на других направлениях. Такие случаи имели место в 5­й, 33­й и 16­й армиях в битве под Москвой (октябрь 1941), в 62­й и 64­й армиях в сражениях под Сталинградом (август 1942), в 6­й гвардейской армии Воронежского фронта в Курской битве (июль 1943).

В частности, соединения 33­й армии в октябре 1941 года, последовательно ведя бои на нескольких рубежах, организованно отошли на рубеж реки Нара, где и остановили наступление противника. Средние темпы продвижения противника на этом направлении составляли 12—15 км в сутки8. Во время обороны под Сталинградом войска 64­й армии в период с 17 августа по 12 сентября 1942 года в целях концентрации сил вынуждены были отойти с рубежа реки Мышкова к Волге, ведя оборонительные бои на трех основных и нескольких промежуточных рубежах. При этом основные рубежи назначались командующим армией, а промежуточные — командирами соединений в зависимости от условий местности. Темпы наступления противника в этом случае не превышали 8—10 км в сутки9.

Исключительно сложно было организовывать и осуществлять отход при неудачном развитии встречного боя, поскольку в короткие сроки приходилось менять приказ на наступление приказом на отход в то время, когда командиру становилось ясно, что ранее поставленная задача выполнена не будет. В этих условиях войскам прежде всего приходилось закрепляться на достигнутых рубежах, ранее не подготовленных для обороны, и стараться остановить перед ними противника, чтобы выиграть время, необходимое для организации отхода. Нередко это происходило при отсутствии единого фронта обороны и наличии промежутков и открытых флангов, после того как артиллерия уже израсходовала основную часть боеприпасов для ударов по выдвигающемуся противнику. Такие случаи часто имели место в начале Великой Отечественной войны, когда бои возникали из­за встречного движения обеих сторон. Характерный пример — выдвижение к границе 45­й и 62­й стрелковых дивизий 5­й армии 22 и 23 июня 1941 года10. Также возникали ситуации, когда отход войск происходил вследствие их неспособности продолжать ранее начатое наступление или под воздействием контрудара противника при невозможности закрепиться на ранее достигнутом рубеже.

Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что отход войск даже при правильной его организации нередко приводил к снижению боеспособности войск в среднем на 20—25 %. Причина заключалась в том, что приходилось выводить войска из боя в неблагоприятных условиях, вести тяжелые арьергардные бои незначительными силами, нести неизбежные потери на марше в результате ударов авиации противника, отставания отдельных военнослужащих и др. Плохая же организация отхода иногда приводила к разгрому. Так, командир 147­й стрелковой дивизии генерал­майор А.А. Волихин по факту неудачного отхода его соединения с 8 по 10 августа 1942 года в объяснительной записке написал, что, хотя отрыв от противника был произведен всеми частями без боя, исходные пункты они проходили с опозданием на один­три часа, а выделенный в арьергард 600­й стрелковый полк свой рубеж оставил без боя и преждевременно. В результате связь с рядом частей была потеряна, дивизия оказалась в окружении и была разгромлена11.

Отход осуществлялся как без развертывания войск на промежуточных рубежах для ведения боя, так и с боями на данных рубежах. Первый способ чаще всего применялся в обстановке, когда в тылу отходящих войск на заранее подготовленных рубежах уже развертывались соединения, прибывшие из резерва или переброшенные с других участков фронта, а оставляемые районы местности не представляли особой ценности в оперативном отношении. Такие отходы иногда практиковались советским командованием в начале Великой Отечественной войны на южном крыле советско­германского фронта, в начале осени 1941 года на Московском направлении и летом 1942 года на Сталинградском направлении. Также они имели место в оборонительных операциях египетских войск на Синайском полуострове в 1956 и 1967 годах и сирийских войск во время арабо­израильской войны 1973 года.

Отход с ведением боев на промежуточных рубежах был наиболее характерным для периода Великой Отечественной войны, когда советское командование действовало по принципу «не отдадим врагу ни пяди своей земли». Тогда командующие (командиры) под давлением обстоятельств, не имея в тылу резервов, вынуждены были требовать от отходящих войск оказания сопротивления противнику на каждом удобном естественном рубеже. Такие действия хотя и позволяли выиграть время и нанести определенные потери противнику, требовали очень четкого управления и нередко приводили к существенной потере боеспособности своих войск. Так, 3­я кавалерийская дивизия (командир — генерал­майор С.Н. Малев), отходившая на правом фланге 6­й армии Юго­Западного фронта в течение 22—30 июня 1941 года, практически ежедневно получала приказы на ведение боевых действий на очередном промежуточном рубеже. В результате в течение восьми суток она, последовательно занимая четыре промежуточных рубежа, потеряла более 70 % своего личного состава и практически всю артиллерию12.

При организации отхода в начале Великой Отечественной войны командирам соединений и частей обычно указывались только время выхода из боя, направление отхода и район сосредоточения после его завершения. Это неоднократно приводило к тому, что войска неорганизованно оставляли свои позиции (рубежи) и совершали отход без прикрытия не только со стороны флангов, но и с тыла. Поэтому в последующем им начали дополнительно указывать порядок выхода из боя, назначать полосы отхода, определять время прохождения контрольных (промежуточных) рубежей и характер действий на них.

В результате постепенно произошел отказ от существовавшего до войны требования «частям самостоятельно начать одновременный и постепенный отход» в сторону централизации управления отходящими войсками в масштабах соединения и объединения на протяжении всего отхода. От командира теперь требовалось не только руководить маршем соединения, но и отвечать за все происходящее в полосе отхода, в частности своевременно выделять, а при необходимости и сменять силы, выделенные в состав арьергарда и боковых застав, а также управлять их действиями.

Одним из важнейших этапов отхода являлся выход из боя. Он осуществлялся в различных условиях обстановки и в разное время суток, но наиболее успешно — ночью или в условиях ограниченной видимости. Поэтому войска даже в самой сложной обстановке всегда стремились удерживать занимаемые позиции до наступления темноты.

Для обеспечения выхода из боя главных сил, как правило, выделялись подразделения прикрытия из состава войск, находившихся в непосредственном соприкосновении с противником. Их задача заключалась в том, чтобы скрыть начало отхода главных сил, перехватить или прикрыть огнем важнейшие направления в полосе обороны и во взаимодействии с арьергардом обеспечить выход из боя и отход частей, находящихся в непосредственном соприкосновении с противником. Исходя из сложности данной задачи в состав сил прикрытия, как правило, выделялись усиленные подразделения от каждой части, находившейся в непосредственном соприкосновении с противником. В целях введения противника в заблуждение они занимали более широкий фронт обороны и предельно повышали активность огня и своих действий. Их отход происходил только в строго указанное время или по команде старшего командира.

Для упреждения противника в захвате выгодных рубежей в тылу отходящих войск (перевалов, теснин, мостов, переправ, узлов дорог и др.), особенно при ведении им параллельного преследования, от соединения (части) мог выделяться передовой отряд. После выполнения поставленной задачи и пропуска через захваченные рубежи главных сил он обычно сменял арьергард и в последующем выполнял его задачи.

Важная роль отводилась арьергарду, который должен был любой ценой сдерживать наступление противника, не допуская его выхода к колоннам главных сил. Поэтому в его состав назначалось такое количество сил и средств, которое реально могло выполнить поставленную задачу. А поскольку арьергард постоянно действовал в непосредственном соприкосновении с противником, периодически осуществляя выход из боя и отход на новые рубежи, он должен был обладать максимальной маневренностью. Для этого ему, как правило, передавались имевшиеся танки, легкая артиллерия и автотранспортные средства.

При отходе возникали определенные сложности в управлении артиллерией. С одной стороны, требовалось максимально сохранить артиллерию для ее использования на конечном рубеже отхода, а с другой — поддержать огнем выход войск из боя, действия арьергарда и боковых застав. тяжелая артиллерия, как правило, с максимальной скоростью отходила на конечный рубеж, а легкая передавалась на усиление подразделений и частей, действовавших в составе арьергарда и боковых застав. Но в ряде случаев, особенно когда преследование противника становилось наиболее активным, для огневой поддержки войск применялась и тяжелая артиллерия, что послужило одной из главных причин больших потерь в орудиях. Артиллерия, остававшаяся в непосредственном подчинении командира соединения, обычно двигалась в голове колонны главных сил, чтобы своевременно подготовиться к ведению огня в случае развертывания на промежуточном или конечном рубеже отхода.

В ходе Великой Отечественной войны в качестве элементов оперативного построения (боевого порядка) войск начали создаваться противотанковые резервы и подвижные отряды заграждений. При отходе они обычно занимали место в хвосте колонны главных сил на угрожаемом направлении в готовности к развертыванию на заранее намеченных рубежах. Подразделения противовоздушной обороны чаще всего выдвигались в голове колонны главных сил, чтобы своевременно развернуться, занять огневые позиции и прикрыть отходящие войска при прохождении перевалов, теснин, мостов, переправ и узлов дорог. Там же выдвигались и инженерные подразделения, не вошедшие в состав подвижных отрядов заграждения. Части (подразделения) материально­технического обеспечения, если они не были отведены заранее, при отходе направлялись по наиболее безопасному маршруту, размещаясь, как правило, в середине колонны.

Исключительно большое значение придавалось организации отхода войск. Учитывая, что в его полосе будут отводиться и другие подразделения, действия которых необходимо согласовывать между собой, командир соединения, как правило, назначал исходный рубеж отхода. Его удаление определялось в зависимости от глубины боевого порядка соединения к моменту начала отхода и с учетом необходимости вытягивания походных колонн подразделений, отводимых в составе главных сил, и обеспечения их безопасности. Как правило, он назначался в 23 км за рубежом, занимаемым арьергардом. После прохождения колоннами главных сил исходного рубежа подразделения прикрытия по приказу командира дивизии отводились с занимаемых позиций, а затем присоединялись к своим частям в составе главных сил или передавались на усиление арьергарду.

Ведение боя арьергардом начиналось с выходом противника к занимаемому им рубежу. Продолжительность его удержания определялась временем, необходимым главным силам для отрыва от противника на удаление, исключающее их поражение огнем артиллерии с закрытых огневых позиций. Выполнив задачу на первом рубеже развертывания, арьергард выходил из боя и отходил на следующий рубеж. Каждый последующий рубеж для действий арьергарда назначался на таком удалении, чтобы противник, захватив один из них, вынужден был для овладения следующим сменить огневые позиции артиллерии и заново организовывать наступление.

Последний рубеж развертывания арьергарда (или части его сил) назначался на таком удалении от переднего края конечного рубежа отхода, чтобы он смог выполнять задачи передовой позиции. При отходе арьергарды широко применяли огневые засады, создавали заграждения, разрушения, а при необходимости наносили короткие контратаки, т. е. их действия были очень схожими с тактикой ведения маневренной обороны.

Таким образом, как свидетельствует опыт Великой Отечественной войны и последующих локальных войн, при крайне неблагоприятных условиях обстановки выход из боя и отход войск может быть вполне обоснованным, но требует тщательной организации, активности и решительности действий, а также твердого управления со стороны командиров и штабов.

 

Ссылки:

1 Сыромятников А. Оборона. М.; Л.: Отдел военной литературы, 1928. С. 12.

2 Общая тактика. Стрелковая дивизия. М.: Военное издательство НКО, 1941. Т. 3. С. 117.

3 Там же. С. 185.

4 ЦАМО РФ. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 83. Л. 63—64.

5 ЦАМО РФ. Ф. 15. Оп. 977441. Д. 2. Л. 223.

6 ЦАМО РФ. Ф. 334. Оп. 5307. Д. 8. Л. 23, 30.

7 ЦАМО РФ. Ф. 1230. Оп. 1. Д. 4. Л. 50—79.

8 Невзоров Б.И. Оборона 5­й и 33­й армий Западного фронта в битве под Москвой. М.: ВАФ, 1973. С. 48.

9 ЦАМО РФ. Ф. 220. Оп. 451. Д. 3. Л. 84.

10 Владимирский А.В. На киевском направлении. М.: Воениздат, 1989. С. 62—65.

11 ЦАМО РФ. Ф. 220. Оп. 241. Д. 8. Л. 311—315.

12 ЦАМО РФ. Ф. 334. Оп. 5307. Д. 8. Л.14.

Предыдущая запись

Следующая запись